В начале 2000-ых белорусские велосипеды стали не выдерживать конкуренции с китайскими и российскими, их начали вытеснять с их традиционных рынков. Дошло до того, что белорусские велосипеды стали невостребованными и в самой Беларуси. Лукашенко периодически ездил на завод.

2004 год

Лукашенко заявлял, что «Мотовело» необходимо проводить более гибкую производственную политику с учетом потребностей рынка.

«Если остановимся, затормозим развитие, то наши позиции будут утеряны. Сейчас большой спрос на нашу технику, включая велосипеды! Мы не должны потерять рынки сбыта», — подчеркивал тогда Лукашенко.

Он настаивал на необходимости принятия срочных мер по повышению качества. Уже тогда белорусские велосипеды были дорогими по сравнению с китайскими и уступали им в качестве. А традиционные рынки были утрачены.

2005 год

В 2005 году известное в прошлом предприятие стало де-факто банкротом. Осенью рабочие, которым не выплатили зарплату, даже перекрыли Партизанский проспект и объявили забастовку.

«Мне только что сообщили, что некоторые работники ОАО «Мотовело» недовольны, что им зарплату вовремя не выплатили. Несколько десятков человек вышли чуть ли не на улицу. Но это частное предприятие.

В свое время этот завод выкупили, а сегодня приходят и говорят — заберите нас. Конечно, заберем. Но на это время нужно.

Но вы же купили завод, вы за него отвечаете. Пожалуйста, работайте. Я сейчас делаю усилия, чтобы вернуть предприятие. Мы должны за них долги заплатить, выплатить незаработанную зарплату. Но себя так вести не надо. Купили завод — думайте, как работать дальше. Я такого давления не потерплю и не воспринимаю его», — говорил Лукашенко.

Руководство предприятия при поддержке правительства предлагало государству выкупить акции. Лукашенко отклонил это предложение. По его словам, «они когда-то государственные акции забрали фактически бесплатно» и «довели предприятие до «ручки».

«Хотят поддержки — акции на стол, предприятие возвращается 100% государству. И мы им, может быть, одолжим некоторую сумму денег. Станут на ноги — деньги должны вернуть народу», — подчеркнул Лукашенко.

Вопросы, связанные с выплатой заработной платы в частных предприятиях, не зависят от государства, заявлял тогда Лукашенко.

Политик одобрил планы по выпуску на «Мотовело» картофелеуборочных комбайнов по госзаказу. За 10 лет никаких комбайнов и в помине не появилось.

2012 год

«Я никогда в жизни не отдам и не потеряю эту марку. Мы сделаем самое современное предприятие, — сказал политик. — Это тоже большой страх, чтобы не потерять этот бренд и чтобы мои люди, мои рабочие, мой народ имели возможность работать, зарабатывать и кормить своих детей».

«А то, что эти «пятоколонники» ноют и воют… вы их политику знаете, я тоже это очень хорошо знаю. Поэтому пусть думают так, если им это выгодно», — подытожил Лукашенко.

2013 год

Еще в 2007 году государственный пакет акций Мотовелозавода был продан фирме ATEC — формально австрийская компания была крышей для российского капитала. Причем это произошло без тендера, что противоречило белорусскому приватизационному законодательству.

Согласно закону должен был быть объявлен конкурс или аукцион, в ходе которого достигается наиболее справедливая цена сделки и прописаны условия ее реализации. Но указ Лукашенко, как известно, это высший закон.

Фирма, которой владел Александр Муравьев, имеет российское происхождение. Предприятие было зарегистрировано в 1992 году в России, но в 2000 году она перебралась в Австрию и стала называться австрийско-российским торговым обществом ATEC.

Условием продажи было сохранение специализации предприятия и инвестиции в его развитие не менее 20 млн долларов. Однако в 2013 году сообщили, что это условие было выполнено не полностью.

Планировалось, что завод в 2012 году выйдет на объем производства в 30 тысяч мотоциклов и 500 тысяч велосипедов. Это не было выполнено. Хотя бизнесмен реанимировал производство — оно достигло 200 тысяч велосипедов и почти 12 тысяч мотоциклов в год.

Лукашенко тогда согласился поддержать предприятие.

«Мы должны видеть динамику каждый год: объемы производства и самое главное — деньги», — подчеркивал он. —

Почему из пятерки этих велосипедов, которые у меня есть, я беру итальянский велосипед, а не твой? Почему? Беру, мизинцем поднимаю его, он полтора-два килограмма весом. Почему я твой не беру? Твой у меня висит, аккуратно под крышей подвешен — я его двумя руками, здоровый мужик и двумя руками снимаю», — жаловался Лукашенко.

2015 год

Инвестора Муравьева арестовали (позже его приговорили к 11 годам колонии).

Предприниматель не выполнил бизнес-план, а лишние площади стал сдавать в аренду.

«Мотовело» забрали.

Лукашенко возмущался: «Ну, в конце концов, мы смотрели-смотрели за этим предприятием и он [Муравьев] уже пришел к председателю Мингорисполкома [Ладутько] с предложением продать эти земли, потому что неперспективны в развитии велосипедного производства».

Но когда в 2015 году гендиректором ОАО «Мотовело» назначили Николая Ладутько, тот предложил то же самое. Едва ли не с первых дней своей работы бывший чиновник говорил о необходимости нового современного производства.

2016 год

Лукашенко обсудил тяжелое положение «Мотовелозавода».

Было отмечено, что завод ни при каких обстоятельствах нельзя закрывать, на нем необходимо наладить полноценное производство.

«Мы построили огромное количество велодорожек. Я же не для себя их построил, — подчеркнул политик. — Через трудности, сложности мы начинаем возрождать наш Мотовелозавод. Я поставил задачу, чтобы у каждого белоруса была возможность купить нормальный велосипед. Некоторые купили, и где эти велосипеды? Если нужно, чтобы я впереди десяти миллионов проехал от Минска до Бреста и обратно, я готов, если вы после этого будете заботиться о своем здоровье».

2021 год

«К сожалению, финансово-экономические показатели, мягко говоря, не радуют. И доля белорусских велосипедов на внутреннем рынке снижается год за годом и составляет сегодня примерно пятую часть», — был снова недоволен Лукашенко.

«Это неудивительно, если утеряно ключевое звено производства — собственное конструкторское бюро. Для того чтобы организовать какую-то сборку, ума много не нужно. Но это путь почти тупиковый», — сказал он.

«Если кто-то думает, что мы сейчас продадим кому-то это предприятие, приватизировав, а потом закроем его или будем производить здесь одни, грубо говоря, спицы для велосипеда, а все компетенции инвестор перенесет куда-то в Италию, Россию или Китай, на это даже не рассчитывайте», — предупреждал политик.

Хотя непонятно, о каких компетенциях говорил Лукашенко. Их на «Мотовело», по сути, не осталось.

«Вообще в чем дело: я вот смотрю за этими беглыми, мы же знаем все их планы. Вот теперь они: санкции, санкции! Против Мотовелозавода. А мы хотим в ЕС продавать велосипеды и так далее. Ну, если нашим людям нужны санкции, пусть они их поблагодарят», — сказал Лукашенко, обвинив в проблемах «Мотовело» санкции.

Сам Лукашенко предпочитает велосипеды с карбоновыми рамами. Такие модели, говорил он, необходимо производить и в Беларуси.

«Сначала будем собирать, а дальше, может, и производить. Конкуренция там очень большая. Поэтому главное понимать самим, что велосипед — это для здоровья самое лучшее. Лучше, чем футбол, хоккей», — отметил Лукашенко.

Он утверждал, что в разное время были испытаны различные пути развития мотовелопроизводства, включая продажу частному бизнесу. Хотя на самом деле, никакой прозрачной приватизации «Мотовело» так и не случилось.

«Пробовали все. И пришли к выводу, что никакому частнику мы не нужны. Мало хороших частников, которые сегодня готовы работать для людей», — заметил Лукашенко.

«В течение трех лет мы должны полностью привести в идеальное состояние эту территорию и закончить всякие деяния с мотовелозаводом и прочими помещениями. Что не надо — к осени уберем, к лету все снесем, — пообещал Лукашенко. — И в течение трех лет создадим очень хорошее производство. За эту пятилетку Мотовелозавод должен греметь на весь мир, как когда-то было в советские времена».

«Это золотое дно. Здесь должно быть производство, и высокотехнологичное производство», — говорил в прошлом году Лукашенко. Этой мантре, как видим, 18 лет.

Прорыва не произошло. Городской технопарк в развалинах, а новый мотоцикл, который представили на «Мотовело», оказался французским, который собирается в Китае. Руководитель предприятия Николай Ладутько после визита Лукашенко записал «покаянное» видео.

«Критика главы государства — это не критика, а родительское слово. А родительское слово сильнее любой критики. Отцу нужно слушать и наставлении отца нужно выполнять. Мы делали это, делаем, и будем делать дальше», — говорил он на камеру.

Читайте также:

«Свой дизайн». Как оказалось, Лукашенко показали французский мотоцикл

Директор «Мотовело» Николай Ладутько записал покаяльное видео

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Железный Дровосек / Ответить
16.08.2022
колхозник,как легендарный царь Мидас ,только наоборот—Антимидас,все, к чему ни прикасается—мгновенно превращается в калхозное г*но: промышленность,культура, образование,медицина,пвт,армия ,суды,мвд—все в г*но превратил. Схватился бы он своими руками за голову!
1
Мангол / Ответить
16.08.2022
[Рэд. выдалена]
2
ром / Ответить
16.08.2022
История мотовелозавода как история Беларуси.. в конечном итоге продадут или снесут
Показать все комментарии/ 12 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера