Скриншот с сайта otvet.mail.ru

Языковое чванство

В англоязычной социолингвистической литературе часто встречается термин linguistic arrogance, который можно творчески перевести как «языковое чванство». Этот термин используют относительно носителей английского языка, которые насмехаются над теми, для кого английский язык не родной. В массовой культуре много распространенных шуток насчет акцентов и грамматических ошибок иностранцев. Ученые считают это проявлением языкового чванства англоязычных.

Обложка видео англоязычного лингвиста под названием «Лингвистические гордость и предубеждение». Источник: youtube.com

Лингвист российского происхождения Илья Магин в работе «Why ukrainian is funny for Russians? Linguistic aspect» употребляет тот же самый термин относительно россиян, которые смеются над украинскими словами. Действительно, трудно подобрать лучший термин, но кажется, такая аналогия показывает, что россияне относятся к украинскому языку как к «испорченному» русскому.

«Как по-украински будет «Самосвал повез стулья на завод»? — Самопэр попэр пидсрачники до винокуры», — анекдот, многим из нас известный с детства. К сожалению, в детстве мы не имели онлайн-переводчика и не могли узнать, что эта шутка не имеет ничего общего с реальностью.

Так у людей, которые ни разу в жизни и не слышали настоящий украинский язык, формируется стереотип о том, какой он нелепый.

В случае с белорусским языком россиян смешит еще и орфография. Когда россияне посещают Беларусь, многие из них чуть ли не до слез смеются, увидев надписи «вакзал» и «выхад». Эти слова выглядят для них как русские, написанные с ошибками неграмотными белорусами.

Вывеска в Минске. Источник: drive2.ru

Отличие же наших языков в том, что в белорусской орфографии преобладает фонетический принцип строения. Это наше знаменитое «как слышу — так и пишу». Тогда как в русской орфографии преобладает морфологический принцип. Например, если в корне под ударением пишется «о», то во всех однокоренных словах тоже будет писаться «о», независимо от того, что там произносится. Не логичнее было бы спросить россиян, не смешно ли им от того, что им нужно писать «выход», произнося «выхад»? Но белорусы таких вопросов не задают.

Родственность славянских языков

Однажды в Минске на концерте югославского музыканта Горана Бреговича, когда он по-английски обратился к публике, с последних рядов прозвучал хрипловатый мужской голос:

Давай по-сербски, мы не понимаем ничего!

Горан Брегович на концерте в Минске. 1 декабря 2011 года. Источник: livejournal.com

Вряд ли белорус, обратившись к музыканту с такой просьбой, был выпускником кафедры славянской филологии и хорошо знал сербский язык. Скорее всего, у любителя сербского было представление, что любой славянский язык ему будет более или менее понятен. Действительно, кто из нас не искал в инструкции к телевизору болгарский язык, ведь все другие иностранные для нас совершенно не понятны? Кто во время туристической поездки не договаривался в чешском ресторане с официантом на мешанке, трасянке и активной жестикуляции? Кто не смотрел украинские шоу без перевода?

Славянские языки действительно близки друг к другу. Если мы возьмем для сравнения, например, германские языки, то вряд ли англичанин и немец, общаясь каждый на своем языке, смогут друг друга понять. Тем временем как мы с «братьями-славянами» более или менее спокойно договариваемся. Из-за этого сходства языков также появляются поводы для шуток.

Например, аэропорт по-польски называется «lotnisko». Не смешное ли это для белорусского уха слово «лётниско»? Белорусский лингвист Антон Сомин считает это нормальным явлением, когда родственные языки кажутся нам смешными.

Антон Сомин. Источник: philology.hse.ru

То же самое, по словам лингвиста, происходит у испанцев, когда они слышат португальский язык, у шведов, когда они слышат датский, у чехов, когда они слышат русский. Однако нужно отметить, что если мы просто смеемся над чешскими или польскими словами — это не то же самое, что говорить, будто бы это искаженный русский или какой-то другой язык. Именно искаженным русским языком часто называют белорусский и украинский в просторах интернета как простые российские пользователи, так и российские же политики и даже ученые.

Три языковых регистра и романтизм

Илья Магин считает, что смешное для россиян звучание белорусских и украинских слов обусловлено не только их родством, но и особенностью развития этих языков.

Литературный вариант русского языка формировался в XVIII веке в эпоху классицизма. Русский языковой стандарт сложился в соответствии с теорией трех регистров. Эти регистры делятся на высокий (присущий для написания поэзии), нейтральный (присущий прозе) и низкий (присущий комедии). Каждый регистр имеет свою стилистически особую лексику. Возьмем, например, русское слово «лицо». В верхнем регистре скорее всего будет употреблено слово «лик», в нейтральном — «лицо», в низком — «морда». В качестве лексики высшего регистра выступали церковнославянские слова. В качестве нейтрального и низкого — разговорные русские слова.

Тем временем, украинская и белорусская литературные стандарты формировались в XIX веке в эпоху романтизма. Культура романтизма фиксировалась на фольклоре и уникальных национальных чертах. Если мы возьмем то же слово «твар» в белорусском русском языке, то будем иметь синонимы только для нейтрального регистра — «аблічча», или для низкого «пыска», «лыч». Возвышенных слов для высокого регистра мы не имеем.

Проблема отсутствия высокого регистра в белорусском и украинском языках, кстати, приводит к сложностям с переводом поэзии и прозы.

Сравните, например, строки из романа «Евгений Онегин» в оригинале и в переводе Аркадия Кулешова.

Обложка книги «Евгений Онегин». Источник: facebook.com

«Так думал молодой повеса,

Летя в пыли на почтовых,

Всевышней волею Зевеса

Наследник всех своих родных..».

«Гуляка малады імчаўся

Да дзядзькі з думкаю такой,

Ён з ласкі боскае застаўся

Як спадчыннік радні ўсёй..».

***

«Что было для него измлада

И труд, и мука, и отрада,

Что занимало целый день

Его тоскующую лень..».

«Што з дзён малых яго займала,

Пакутаю і шчасцем стала,

Што асвятляла, як прамень,

Яго ляноты кожны дзень…».

Ради интереса можете самостоятельно сделать то самое упражнение, сравнив перевод «Евгения Онегина» или какого-либо другого произведения на белорусский язык. Скоро заметите, что найти эквивалент таким словам как «Зевес», «отрада» и «измлада» в белорусском очень сложная задача.

Но не торопитесь верить утверждениям типа «белорусский язык — бедный язык». На самом деле в каждом языке есть много безэквивалентной лексики. Сложности перевода мы заметим в переводе текстов с любого языка на любой другой. Недаром многие русскоязычные фанаты «Властелина колец» или «Гарри Поттера» громко спорят о том, перевод какого автора лучше.

Отсутствие прямых эквивалентов слов из одного языка в другом языке свидетельствует только о различных социальных условиях формирования, но не о богатстве, бедности или вторичности.

Точно мы можем сказать и то, что украинский и белорусский — ни в коем случае не искаженный вариант русского языка. Но можем сказать, что языки эти принципиально разные во многих аспектах.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

2
рыфмаплёт пад лесвіцай / Ответить
31.08.2022
Расейская мова багатая, таму што яны нахапаліся і рускай лексікі, і царкоўна-славянскай. Як прыклад - бросать и кидать, класть и ложить. У беларусаў толькі рускія кідаць і класці. Пад рускай я мею на увазе ту старажытную мову на якой пісаў Скарына. Расейскі этнас фармаваўся не на славянскім падмурку, таму яны не бачылі розніцы паміж царкоўнай балгарскай і рускай. Ўсё нахапалі да кучы. Але беларусы, якія ад самага пачатку размаўлялі на славянскай, адразу бачылі розніцу паміж царкоўнай і сваё мовай, таму і лексіка царкоўная не зашла. Бо яна хоць і славянская, але чужынская. Ну а мардве і фіна-уграм было без розніцы, яны ў гэтым не разбіраліся. Князі с дружынай размаўлялі на адной мове, а папы на іншай. Вось так расейская мова і стала "багатай", а насамрэч проста шмат словаў дублююцца і на рускай, і на балгарскай. Яшчэ Меліцій Сматрыцкі напісаў руска-славенскі перакладчык, то бок перакладчык с беларускай і украінскай мовы на маскоўскую. Да Пушкіна расейскія літэратары пісалі выключна на царкоўнай, гэтай лексікі было адсодкаў 80% ў творах. Бо літэратура лічылася заняткам дварян. Адсюль і ўзяліся гэты словы вышэйшага рэгістра, бо яны ужываліся царквой. Але ці можна словы іншай мовы (балгарскай) лічыць мовай вышэйшага рэгістру? С такім поспехам беларусы могуць і латынь, або польскую ўзяць для словаў вышэйшага рэгістру.
1
Абу / Ответить
31.08.2022
Расейскі эквівалент слова "як" даволі сьмешны.
4
│··│ / Ответить
31.08.2022
мне не нравится.
мне вообще ничего не нравится.
Дизайнер, даже не думай думать, чтобы подойти ко мне
Показать все комментарии/ 19 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера