Гаёвка

«Раньше рисовал всяких орков и эльфов, а тут переключился на белорусских нечистиков»

— Артур, сегодня ты программист, и искусство для тебя только хобби. А после школы ты случайно не стоял между выбором: быть художником или программистом?

— Нет, такого вопроса никогда не стояло. Рисую я с детства, обои раскрашивал, как и многие дети. В Барановичах, где я родился, посещал несколько художественных школ: Дворец детского творчества, городскую художественную школу и еще какой-то кружок в моей гимназии № 1. и ни в одном из этих учреждений не было учителя, который бы меня заинтересовал, вдохновил, показал пример. Я хорошо помню, что мне не нравились подходы, которые были в этих учреждениях. Ни одно из них я так и не закончил.

А вот учитель информатики нашей гимназии свое дело сделал хорошо —и уже с 5 класса я интересовался не только компьютерами, но именно программированием. Даже участвовал в олимпиадах. Поэтому еще до вуза я поступил в Гродненский технологический колледж по специальности «техник-программист» и дальше развивался в этом направлении, но не переставал рисовать для души. Лесун, Навка, Хапун у меня сохранились еще на бумаге, с доинстаграммных времен.

— А как у тебя появилось любопытство к белорусским мифологическим существам?

Мифология нравилась с детства, начиналось все, конечно, с греческой: медуза Горгона, Лернейская гидра, Немейский лев, Минотавр и т.д. Дальше интересовался легендами о короле Артуре — он же мой тезка.

Помню, что в детстве очень нравились книги «Волшебник из страны Оз», «Семь подземных королей» и, конечно, «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». До сих пор считаю, что это очень классное детское фэнтези.

Хабёр, Царь всех раков

А потом было уже более зрелое фэнтези: «Хоббит» и «Властелин колец» Дж.Р. Р. Толкина, «Гарри Поттер» Дж.К. Роулинг, «Ведьмак» А. Сапковского. Ну и компьютерные игры с этой тематикой: Warcraft, Diablo и т.д.

В какой-то момент появился интерес к своему: а что у нас было вместо кентавров и минотавров? Должно же что-то быть! Как копнул, так так и закопался. Раньше рисовал всяких монстров, орков, эльфов, а тут переключился на белорусских нечистиков, понял, что некоторых персонажей белорусской мифологии еще никто не рисовал — ниша свободна.

Наша мифология богаче скандинавской и греческой, потому что люди в нашей стране в состоянии необразованности и какой-то деревенской жизни жили дольше и больше, чем в других странах. Даже христианство совершенно не уничтожило все эти обряды и поверья, оно только их немножко трансформировало. Что тут говорить, кто-то и поныне возит своих детей-заик к бабкам-шептуньям в деревню.

«Некоторых персонажей белорусской мифологии еще никто не рисовал»

— Расскажи подробнее, на какие источники и на творчество каких художников ты опираешься, рисуя белорусских нечистиков?

— Есть несколько очень классических книжек по белорусской мифологии и фольклору, где можно найти информацию о наших чудищах и монстрах. Например, энциклопедический словарь «Мифология белорусов» под научной редакцией Татьяны Володиной и Сергея Санько. Знаменитая «Зямная дарога ў вырай: беларускія народныя прыкметы і павер’і» Владимира Василевича, труды Павла Шпилевского и Адама Богдановича, выпуски «Белорусского фольклора», который издает время от времени НАН Беларуси. Всем известные сборники сказок: «Заклятыя скарбы», «З рога ўсяго многа», «Людзей слухай, а свой розум май» и т.д.

Еще есть великолепный интернет-проект «Белорусский Бестиарий» моего знакомого художника и иллюстратора белорусских нечистиков Евгения Кота.

Про книги многие спрашивают из подписчиков, я ими время от времени делюсь в своих сториз «Книги». Вот вам фото моей скромной домашней фольклорной библиотеки:

Из художников, безусловно, я посматриваю на иллюстрации Валерия Петровича Слаука. Он, вероятно, был, есть и останется каноном в этой теме. На книгах с его иллюстрациями лично я вырос. У меня есть его художественный альбом и такие бестселлеры, как «Чароўны свет» и «Вядзьмар, які рабіўся ваўком». К сожалению, пока автографа его у меня нет.

Но моими любимыми иллюстраторами я считаю Теодора Северина Киттельсена и Иона Бауэра, которые чудесно и невероятно рисовали скандинавских троллей. Кажется, на мой стиль и атмосферу рисунков именно они повлияли больше остальных.

— А сколько персонажей уже создано в рамках проекта «Белорусские нечистики»? Есть ли среди них твои любимцы?

— Есть уже около 200 иллюстраций, учитывая персонажей не только низшей мифологии (нечистиков и духов), но и высшей (древних богов). Я всех люблю одинаково, а на аватарку профиля я поставил Гаевку, так как мне нравится, как она получилась у меня. А вот у моих детей есть любимые персонажи: дочь любит всех русалок и единорогов, а сын — всех драконов.

— Белорусская мифология и демонология для тебя — это неиссякаемый источник вдохновения? Тебе не тесновато в этой нише? Не было мыслей когда-либо попробовать себя в другой сфере или технике?

— Я уже немного устал от этих эльфов и орков Толкина, они повсюду. И до сих пор эксплуатируется эта тема и его произведения, вот новый сериал недавно вышел. А белорусская мифология — это ведь не только свое, родное, но и концептуально что-то новое, тема не развернута ни в кино, ни в компьютерных играх или настолках, да и в литературе с искусством тоже скромно раскрыта.

Тесно? Нет, я даже могу подвинуться еще для кого-нибудь (смеется). А если речь идет о технике, то интересно было бы, например, попробовать сделать фигурки или скульптуры нечистиков, но на это нужно время, может когда-нибудь. Кстати, раньше я тоже рисовал нечистиков, только углем или карандашом на обычной бумаге.

«Все работы выполнены в цифровом формате с помощью смартфона Samsung Note 10 и пера S Pen»

— Когда я прочитала, что ты рисуешь белорусских монстров стилусом на смартфоне, то была очень впечатлена. Расскажи, почему ты выбрал такую технику и в чем ее специфика?

— Здесь ничего специфического, подход тот же, что и на планшете, но экран меньше, поэтому и формат меньше. А маленький формат быстрее и легче рисовать. Планшет у меня есть, но я выбираю телефон, потому что времени на хобби у меня немного, а быстрые зарисовки на телефоне я могу делать где угодно.

Житень, полевик

Пользуюсь я старой программкой, ее, наверное, уже нет в Google Play, называется «Набросок», что-то вроде Paint, очень простое приложение, несколько цветов и карандаш. Также использую всегда один фильтр, чтобы цвета сделать более темными и тусклыми. А в остальном техника та же, как и на бумаге, я иногда показываю процесс в инстаграм-историях «Зарисовки» — если присмотреться, то можно увидеть, как много штрихов я делаю.

Минусы такого подхода в том, что изображения очень маленькие, их не напечатаешь на большом полотне, ну и цифровая иллюстрация, которую можно тиражировать, ценится меньше, чем выполненная классическими инструментами в одном экземпляре.

— Ты непрофессиональный художник, но твои картинки нечистиков настолько широко разошлись, что твое творчество сейчас более узнаваемо, чем творчество многих профессиональных художников. Чем ты объясняешь этот успех? Ты занимался продвижением, попал в тренд или что-то другое?

— Я не ощущаю какого-то особого успеха. Есть куда более популярные аккаунты белорусских иллюстраторов. Мне кажется, успех здесь только в том, что, по сути, не так много альтернативы. Перечислите мне тех, кто делает иллюстрации, посвященные белорусской мифологии, — кажется, хватит пальцев одной руки. Некоторых персонажей я первый нарисовал, их изображений вообще не было в природе.

И стиль: черный фон, все такое темное, таинственное, иногда ужасное, контраст света и сияние глаз. Такое легко выделить и идентифицировать. Поэтому и узнаваемо. Все же вокруг говорят, что у художника должен быть свой стиль, ну вот я свой нашел и пока продолжаю в нем работать.

А насчет продвижения, да, я устраивал несколько промо-акций в инстаграм — и это помогло найти аудиторию. Но, мне кажется, больше помогает «сарафанное радио», когда те, кому реально интересна тема, делятся моими публикациями с друзьями в историях и сообщениях. Так некоторые знаменитые белорусские музыканты и спортсмены делились моим аккаунтом в своих соцсетях, они и поныне на меня подписаны. Информационные, творческие и фольклорные сообщества также делали мне маленькую рекламу, например, Onliner, Chrysalis Magazine, «Традыцыйны Строй», «Дзед Янкель» и др. Кстати, «Аловак» также меня дважды вспоминал в своих статьях — и за это я всем очень благодарен и говорю огромное спасибо, ведь деньги я никому не платил! Это магия интернета, так вот все работает.

Ну, и самое главное, изображения без текста не были бы очень интересны людям. Надо отметить, что людей интересует в первую очередь комбинация текста и изображения, людей привлекает именно белорусская мифология. Сейчас белорусская культура на подъеме, это мейнстрим, и это значительно влияет на популярность той или иной вещи.

«Когда я начинал, мой месячный заработок был 140 долларов»

— Приносит ли твое хобби какой-то доход?

— Нет, скорее наоборот. В инстаграме у меня нет никакой монетизации, я не делаю рекламу за деньги. Если я чем-то делюсь, то это потому что мне искренне нравится. Коллаборации тоже никаких денег мне не принесли. Я сомневаюсь, стоит ли заводить какой-нибудь Patreon: белорусы сейчас и так экономически не в лучшем состоянии, а у меня подписанты в основном тут, в стране, многие из деревень и малых городов. Это не та аудитория, которая могла бы донатить, мне кажется.

— Ты айтишник, живущий в Гродно. Не задумывался ли ты о переезде в Минск или за границу? И что ты думаешь о современной массовой релокации в ІТ—сфере?

— Мне очень нравится Гродно, считаю себя именно гродненцем, большую часть жизни живу здесь, здесь встретил жену, здесь родились дети. Но время такое, что, конечно же, рассуждаешь о переезде, так как положение в моей отрасли тяжелое, скоро работы будет меньше, чем было раньше, много клиентов и компаний уходит и не хочет работать здесь больше. И это очень печально.

Купальский Дедок

На мой взгляд, убивают курицу, которая несла золотые яйца. Это современные студенты выпускаются и приходят в развитую отрасль, большие офисы с кофе и сладостями, а также хорошими заработками. А когда я начинал, то работал в подвале местной компании на российский рынок, находилась она на Озерском шоссе между какими-то гаражами, и моя месячная зарплата была 140 долларов. Я видел, как это все развивалось, как открывались новые офисы, создавались новые компания, возникали новые рабочие места и росли зарплаты. Фактически, моя отрасль сделала средний класс в Беларуси. И, конечно же, от этого мне гораздо печальнее и горячее, чем тем, кто не знает, как это все начиналось. Если все так и продолжится, то мы больше не будем «ІТ-страной», можно будет установить памятник этой области, это будет откат до 2008, в лучшем случае — до 2010 года.

Я вот в августе ушел из компании, можно сказать, из-за того, что не согласился на релокацию. Предложений новой работы немного, пока безработный. Конечно, если такая тенденция останется, то придется как-то думать о переезде. Большая часть тех, кого я знаю, уехали за границу, креативных людей становится гораздо меньше. Но загадывать не буду, увидим, в нашем краю всегда было трудно, кажется, это какая-то бесконечная белорусская судьба.

— Как-то ты бесплатно рассылал своим подписчикам открытки с монстрами — и все в художественных филателистических конвертах с изображениями исторических мест Беларуси 1998, 1999, 2000, 2004, 2009 годов. Расскажи и об этом своем увлечении.

— Тоже хобби с детства. Мой дед, отец и крестный собирали почтовые марки. Все их коллекции в итоге мне остались. Надо было с этим что-то делать. Я решил продолжить, но потом понял, что нельзя собирать одновременно все, все темы. Да и пришло понимание, что ничего необычного в коллекции нет. Тогда я выбрал определенную тему — европейский зубр. Сделал фокус на ней — и сейчас у меня очень серьезная, на мой взгляд, филателистическая коллекция марок, открыток, конвертов и почтовых карточек. Ее можно посмотреть на сайте zubry.by — к сожалению, только на русском или английском языке, если руки дойдут, то будет и белорусский. Несколько раз я предлагал государственным музеям сделать выставку моей коллекции, но никому не интересно, даже музею в Беловежской пуще тоже не интересно. Ну а вот эти художественные конверты, по сути, были мне не нужны, так как к теме не относятся, вот я и решил, что будет здорово послать в них открытки с нечистиками. Людям будет приятно.

«Вокруг всего этого можно сделать очень интересную экскурсию для любителей мифологии»

— Расскажи о твоей выставке на фестивале «Шлях Цмока» и о Музее мифов тоже.

— Фестиваль «Шлях Цмока» — это ежегодный фестиваль в деревне Домжарицы, где находится Березинский заповедник. Фестиваль посвящен именно белорусской мифологии, а его основной бренд — это белорусский дракон. Недалеко от заповедника находится Лепельское озеро, где, согласно легенде, жил дракон, вот в честь него и назван этот фестиваль.

На протяжении фестиваля переодетые в различных белорусских нечистиков актеры и аниматоры устраивают игры, сценки, спектакли. Также большой частью фестиваля являются концерт музыкантов, город ремесленников, площадка художников и научные доклады от наших знаменитых ученых и исследователей белорусского фольклора. В этом году был третий по счету фестиваль, на котором у меня с Евгением Котом была совместная выставка.

После фестиваля я сделал подарок Музею мифов и оставил им все свои изображения, которые привез из Гродно на выставку. Надеюсь, скоро они будут украшать экспозицию музея.

Также в Березинском заповеднике есть Музей мифов. Это единственный музей на территории Беларуси, посвященный именно нашей родной мифологии. Одна его часть находится в здании — это три комнаты, символизирующие земную жизнь, подземный мир, где хозяйничает Ужиный Король, и небеса. Вторая часть — в лесу, на свежем воздухе, где можно найти интересные скульптуры различных мифологических персонажей. Кстати, кульминация фестиваля «Шлях цмока» — это ночная экскурсия по природной части Музея мифов.

— Татьяна Володина — доктор филологических наук и заведующая отделом фольклористики Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси — написала тебе в автографе, что ты делаешь больше целого института. Как ты относишься к такой оценке своего творчества?

— Конечно же, это очень приятно, но, на мой взгляд, очень громко. На самом деле я обычный любитель, который что-то там рисует. Надо понимать, что без таких выдающихся ученых, как Татьяна Васильевна Володина и другие, мы бы ничего не знали о нашем фольклоре и мифологии, а значит, и рисовать было бы нечего.

— Я слышала, что у тебя есть идея мифологической экскурсии по Гродно. Расскажи о ней.

— Вот в каждом дворце или замке есть какая-то мистическая легенда о призраке или сокровище. Если вы посетите Несвижский дворец, то обязательно услышите от гида о Черной Панне. Мне кажется, это очень интересно и привлекает туристов. Но я не знаю каких-либо экскурсий, которые бы были полностью построены на мифах и легендах. Какая-то такая вот живая сказка, может даже с актерами и одеждой определенной, и, конечно же, ночью.

В Гродно много интересных локаций, связанных с мифами и легендами. Есть Олень Святого Губерта, призрак Белой Панны и короля Стефана Батория, о последнем говорят: «Кадук его взял». Кадук в белорусской мифологии — это ужасный демон. Есть памятник Адаму Мицкевичу, который и о Дедах писал, и о Свитязянке. Артур Конан Дойл упоминал в своей «Собаке Баскервилей» некую призрачную гродненскую собаку. А в нашем городском лесу «Пышки» сто процентов живет Лесун. Есть жуткая легенда о ведьмаке Максиме Знаке, которого в 1691 году сожгли на площади Гродно за колдовство. Короче, такую мистическую программу можно развернуть! И главное, у нас есть музей Максима Богдановича, в котором жил и его отец — Адам Богданович, выдающийся фольклорист и ученый.

Призрак короля Батория в Гродненском Старом замке

Вот вокруг всего этого можно сделать очень интересную экскурсию для любителей мифологии.

«С точки зрения пиара это была хорошая коллаборация»

— Твоя первая персональная выставка состоялась в этно-магазине «Цудоўня» в Гродно. А где еще висят твои картины?

— У меня было несколько напечатанных иллюстраций еще с первого моего фестиваля «Шлях цмока», и гродненский этно-магазин «Цудоўня» предложил мне повесить эти изображения в здании магазина. Получилась такая мини-выставка. Часть, наверное, и до сих пор там висит.

Еще одна моя иллюстрация находится в Художественном фонде музея Лидского замка. Это была инициатива старшего научного сотрудника музея Николая Иоды открыть такую вот мини-выставку в рамках праздничной программы «Ночь в музее». Это изображение призрака одного из воинов князя Корибута, который раньше жил и управлял Лидским замком, но при осаде оставил его и предал своих воинов. Призраки воинов и до сих пор ищут его. Интерес выставки еще и в том, что картину каждую неделю вешают в разное место замка, то есть посетителям еще предстоит отыскать этот призрак.

Ну вот и картинки с последнего «Шляха цмока» попали в Музей мифов, а остальные мои картинки в сети.

— Год назад выходил календарь с белорусскими монстрами, в LSTR можно приобрести майку с изображениями белорусских нечистиков… Расскажи о проектах и коллаборациях, в которых тебе пришлось поучаствовать.

Календарь мне предложил выпустить Евгений Кот, это его проект, часть «Белорусского бестиария». Было 6 его иллюстраций и 6 моих. Напечатали 1000 экземпляров, которые очень быстро разошлись. Кажется, с точки зрения пиара это была хорошая коллаборация, потому что потом, когда я звонил в издательства по поводу своей книги, многие уже обо мне знали, благодаря календарю и его успеху. А вот финансово здесь я ничего не выиграл: издательство «Галіяфы», которое издало календарь, закрыли и сейчас ликвидируют, поэтому по деньгам даже в минус немножко вышел.

Было две коллаборации с брендами одежды. Со стороны подписчиков был запрос на майки, ну и я пообещал, что обязательно будут. Сам я их сделать не мог, так как нужно знать, где, как, что и ИП открывать, чтобы торговать. Поэтому написал нескольким магазинам и производствам. В итоге сделали футболки с белорусскими древними богами вместе с этно-магазином «Рагна» и белорусских нечистиков с LSTR. Спасибо магазинам за сотрудничество, так как для них это был немножко челлендж, ведь мои изображения очень маленькие и растровые (их трудно печатать на одежде, для одежды делают изображения в векторном формате). Люди покупают футболки, но насколько там все успешно, не знаю, так как для меня это только какая-то реклама, никаких процентов я там не беру.

Еще знаменитый детский русскоязычный журнал «Каламбур» с тиражом в 1000 экземпляров сделал с моими нечистиками хороший разворот.

«Нечистики белорусские, поэтому и язык белорусский»

— Сейчас ты в поиске издательства для своей книги о белорусских нечистиках. Расскажи: что это будет за издание?

— О, сейчас будет эксклюзив. Никто еще не знает, даже подписчики (смеется). Издательство я нашел — это «Тэхналогія», договор уже подписан, даже макет книги уже готов и вскоре все пойдет в печать.

Это будет только первая книга из целой серии — «Белорусские нечистики: лесные». Надеюсь, что хватит ресурсов сделать остальные: болотные, дворово-домашние, водяные, полевые и др.

Изначально была идея просто перенести инстаграм-страницу в книгу, то есть просто иллюстрации нечистиков и их описание рядом. Но в процессе концепт изменился, книга будет художественной, даже с небольшим сюжетом.

Ведьмы

Главный персонаж — нечистиковед, кто-то такой посередине между Ньютом Саламандером из «Фантастических зверей» и Ван Хельсингом или Ведьмаком Сапковского. Он путешествует по белорусским землям, деревням и городкам и записывает в свой блокнот маленькие рассказы о нечистиках, которых встречает на своем пути. Первая глава посвящена именно лесным нечистикам.

С текстом мне помогает настоящая писательница, автор уже двух белорусских полноценных фэнтезийных книг. Иллюстрации нечистиков будут те же, что и в моем инстаграм-аккаунте, то есть это все еще вроде какого-то каталога или энциклопедии, но будет еще и немножко дополнительной графики и рисунков. Экземпляров будет 700.

Короче будет бомба, больше ничего не скажу — ждите, кому интересно!

— Твой художественный проект ты ведешь по-белорусски, твоя книга тоже выйдет по-белорусски. Любопытство к белорусскому языку пришло вместе с любопытством к фольклору, или это совсем другая история?

— Белорусский язык был всегда рядом со мной. В жизни большая часть среды русскоязычная, поэтому русский использую чаще, но с белорусскоязычными разговариваю по-белорусски.

Дело в том, что мой родной дядя, брат моей мамы, всегда говорил по-белорусски и жил рядом. Он участник Общества белорусского языка имени Франциска Скорины, которое ликвидировали в 2021 году, а бумажные номера первой газеты с рисунками всегда в детстве у меня были на столе. Я даже свои детские рисунки присылал в эту газету на конкурс и белорусскоязычную книгу выиграл в итоге, что-то там про созвездия было. Поэтому для меня не сложно было всегда переключаться с языка на язык. Конечно, я делаю ошибки, но это нормально. Что касается любых там экзаменов и диктантов, то всегда выбирал белорусский язык, когда был выбор.

Нечистики белорусские, поэтому и язык белорусский. Оригинальная литература о белорусском фольклоре преимущественно тоже всегда на белорусском языке, то есть здесь все на своих местах.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

1
Лось / Ответить
30.09.2022
Малюнкі агонь!!!
0
-- / Ответить
30.09.2022
Больш да карыкатураў падобна.
0
відьмаявідьма / Ответить
30.09.2022
ведзьмы... нейкая трэццясортная порназорка і фрэдзі кругер у хустцы, а не вядзьмаркі
увогуле ўражанне, што ўсё па матывах нейкіх галівудскіх фільмаў і кампутарных гульняў. не бачна беларускасці і глыбіні...

прабачце
Показать все комментарии/ 4 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера