Они оказывают сильное воздействие на мозг, и вокруг них всегда много разных историй о влиянии на психическое здоровье — то в лучшую, то в худшую сторону. Пока фармацевтические компании пытались найти новые подходы к работе с мозгом, потенциал психоделиков мог казаться очевидным путем, по которому нужно идти. Но закон и стигматизация в обществе постоянно блокировали это. Еще лет пять назад корпоративные инвестиции в психоделики как лекарство было трудно себе представить.

Работа многих организаций помогла изменить это. Способствовало также и изменение отношения регуляторов и исследователей к проведению надлежащих испытаний препаратов.

Пионером в этой переоценке стал кетамин — анестетик, который также используется в рекреационных целях. Около 20 лет назад свидетельства того, что препарат влиял на депрессию, привели к научным испытаниям; работа вызвала интерес Johnson & Johnson's, крупной фармацевтической компании. В результате на свет появился первый назальный спрей под названием Spravato, который в 2019 году был утвержден Министерством здравоохранения США в качестве лечения тяжелой депрессии.

Но это не принесло большого коммерческого успеха по причине большой стоимости препарата и необходимости принимать его под медицинским наблюдением, что добавляет затраты.

Несмотря на это, всевозможные лекарства, которые в 1960-е годы считались полезными для психиатрии, наконец проходят серьезные клинические испытания под наблюдением строгих регуляторов, таких как Министерство здравоохранения США. Среди других испытываются такие известные психоделики, как ЛСД, МДМА и псилоцибин. Эти препараты направлены на лечение алкогольной, наркотической и других зависимостей, тревоги, депрессии, расстройств питания и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Некоммерческая группа MAPS изучает терапию ПТСР с помощью МДМА. Широко известная под названием «экстази» — это небольшая молекула, которая способна вызвать чувство эмпатии. По результатам испытания MAPS 67% участников в группе MDMA потеряли признаки диагноза «посттравматическое расстройство» по сравнению с 32 процентами в группе плацебо.

Псилоцибин — в центре внимания лондонского стартапа Compass Pathways.

В прошлом году он опубликовал результаты испытаний, в которых сравнивались различные дозы псилоцибина в сочетании с терапией в случаях устойчивой к лечению депрессии. Через три недели после лечения 29% тех, кто получил самую высокую дозу, были в ремиссии.

Одна из основных способностей психоделиков, которая интересует исследователей, заключается в том, что они способны быстро вызвать нейронную пластичность — физические изменения в росте нейронов и связях между ними.

Недавнее исследование на мышах Медицинской школы Йельского университета показало, что в течение 24 часов после однократной дозы псилоцибина количество нейронных соединений в мозге увеличивается на 10%.

В ходе исследования связи между нейронами в мозгах мышей стали более многочисленными и сильнее. Изменения в поведении животных, связанные со стрессом, были все еще видны и через месяц.

При этом ученые говорят, что психоделики сами по себе вряд ли будут лекарствами для большинства людей с хроническими заболеваниями, такими как депрессия. Изменение нейронных связей может сдвинуть некоторые из этих соединений со своей колеи, но это не помешает им потом вернуться обратно.

Но многие думают, что новые лекарства откроют путь для того, чтобы работа с терапевтом действовала гораздо лучше в комплексе с новыми препаратами. А сами пациенты могли бы разглядеть новые подходы к жизни.

Такие препараты, вероятно, будут разрешены для использования только в сертифицированных медицинских учреждениях и со строгими протоколами. Пациент, получивший дозу псилоцибина или МДМА, требует несколько часов надзора — поэтому, вероятно, они будут разрешены для использования только в контексте психотерапии.

Одной из альтернатив может быть разработка лекарств второго поколения. Компания Delix Therapeutics, базирующаяся в Бостоне, идет полным ходом к созданию психоделических веществ без галлюцинаторных эффектов, что означает, что пациенты могут использовать их без присмотра. В компании обращают внимание на исследования, показывающие, что пациенты стоматологических клиник, получившие кетаминовую анестезию, просыпаются с повышенным настроением. Таким образом, если лекарства действуют именно потому, что способствуют нейропластичности, то психоделический «трипинг» может не понадобиться, говорят в компании…

Очевидно, что будут потенциальные пациенты, что будут придерживаться такой точки зрения. И очевидно, что некоторые сторонники психоделиков наоборот будут считать, что мистический опыт является неотъемлемой частью лекарственного эффекта, открывая понимание психики, которое невозможно получить другим способом.

Некоторые полагают, что психоделики являются единственным верным путем к повышению сознания и к дальнейшей эволюции человечества. А некоторые просто хотят избавиться от невыносимых тревог и депрессивных состояний, без повышения самосознания и мистического опыта.

И очевидно, что психоделики не являются концом всех новых подходов к клинической неврологии. Но исследование психоделиков в клинических условиях должно дать некоторые полезные терапевтические достижения и новое понимание того, каким образом ум действует внутри нашего мозга.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

1
Максим Дизайнер / Ответить
04.10.2022
Легалайз!Не токасириозным отношениям!
0
Живаго / Ответить
04.10.2022
Так заболеть захотелось…
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера