Фото: Nick Humphries / r-e-a.net

Из-под мрака европейского энергетического кризиса начинает проглядывать спокойная уверенность. Цены на природный газ падают по мере заполнения хранилищ. Спрос снижается, чему способствует теплая погода. пережить зиму без российского газа кажется вполне возможным.

Оптимизм настолько высок, что даже после последних данных по рекордной инфляции в еврозоне экономисты прогнозируют более мягкий спад. На прошлой неделе агентство Bloomberg Economics предположило, что можно избежать рецессии, если стоимость энергоносителей продолжит снижаться, а политикам и дальше будет везти.

Но уверенность не должна превратиться в самоуспокоенность.

Огромные затраты и непростые усилия в подготовке к зиме показывают, сколько Европа платит за свою зависимость от российского газа, доля которого некогда составляла до 40% поставок в ЕС, и даже сейчас этот показатель составляет немного меньше 20%.

Стремление заполнить хранилища газом перед началом зимы потребовало поиска максимального количества альтернативных источников, от Норвегии до Объединенных Арабских Эмиратов, по ценам военного времени. По подсчетам Бена Маквильямса из брюссельского аналитического центра «Брейгель», сделанным на основе средних цен на газ в 140 евро за мегаватт-час, общая стоимость дополнительного газа в хранилищах ЕС в период с 1 апреля по 31 октября составляет 107 миллиардов евро.

Корреляция цен на газ и заполнения хранилищ. Наибольшая цена была в августе, как раз когда страны ЕС срочно наполняли газовые хранилища. Визуализация: tradingeconomics.com (сверху) и Bloomberg.

Это большая цифра, которая вдвое превышает объем помощи США Украине на сегодняшний день. Опасность в том, что цена в следующем году окажется еще выше. Холодная зима может полностью исчерпать существующие запасы, и начнется новая гонка по заполнению резервуаров, только на этот раз потенциально без поставок из России. «Фьючерсные цены на следующее лето очень высоки, что отражает риски того, что хранилища будут исчерпаны зимой», — говорит Анис Ганболд, руководитель отдела исследований мировых энергетических рынков в британской компании Aurora Energy Research (только 10% газа в хранилищах Великобритании находится под непосредственным контролем государства).

Многое также зависит от способности уменьшить спрос, что обходится недешево. Страны пытаются смягчить удар по домашним хозяйствам и предприятиям, но рост процентных ставок и волатильность финансовых рынков заставляют такие страны, как Франция и Польша, сокращать финансовую поддержку.

Более того, заполнение хранилищ фактически сковывает ресурсы, которые могли бы быть потрачены на инвестиции в проекты, которые повысили бы энергетическую безопасность. Инвестиции в дополнительные мощности хранения, в расширение альтернатив ископаемого топлива в сторону более энергоэффективных технологий — все это крупные статьи расходов бюджета в будущем.

«Не время почивать на лаврах», — говорит Джейкоб Кьеркегаард из Института международной экономики Петерсона.

Успех зависит от того, смогут ли страны ЕС найти единственный путь преодоления этого энергетического кризиса. Несмотря на то, что заполнить хранилища удалось, каждая из стран добивалась этого самостоятельно. Германия сыграла ключевую роль как страна, наиболее зависимая от российского газа, но в то же время имеющая самые большие финансовые карманы для того, чтобы тратить деньги на освобождение от этой зависимости. К счастью для своих соседей, Германия готова хорошо уложиться в гонку за заполнение хранилищ, заполнив их почти на 100%, стартовав с 25%, что стоило стране, по данным Bruegel, около 25 миллиардов евро. При этом Германия национализирует энергетического гиганта Uniper SE.

Однако «плохая сторона» Германии также проявилась в ее неповоротливости в вопросе сохранения в рабочем состоянии ядерных реакторов и в ее сопротивлении более равномерному распределению тяжести кризиса путем совместного заимствования. Министр финансов Кристиан Линднер отверг последний вариант, при этом Берлин планирует выделить на энергетические дотации внутри страны до 200 миллиардов евро — что другие страны по понятным причинам рассматривают как конкурентную угрозу.

Пришло время для более скоординированных ответов. Совместная программа, подобная пандемическим кредитам SURE на 100 миллиардов евро для поддержки работников, могла бы быть направлена на инвестиции в энергетическую инфраструктуру, цепочки поставок или создание энергоэффективного жилья. «Большая сделка» по энергетике могла бы стимулировать внутренние источники снабжения, чтобы они работали дольше, как, например, месторождения Гронинген в Нидерландах. «Этот кризис должен стать сигналом к прекращению самоуспокоенности в отношении того, как мы потребляем энергию», — говорит Джек Шарплз из Оксфордского института энергетических исследований.

В этом году Европа продемонстрировала достойную восхищения готовность платить цену за свои прошлые ошибки. Но ей нужно сделать больше. Цена зависимости составила около 100 миллиардов долларов — и не хочется знать, какой будет цена самоуспокоенности.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Алкадий / Ответить
13.11.2022
Особенные благодарности нужно высказать Меркель и Макрону. При всей неприязни к нему, Трамп говорил в Европе про зависимость от руского газа и нефти. И наложил санкции на северный поток-2. С него смеялись, потом сняли санкции с газопровода, а сейчас получают последствия своей странной недальновидности.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера