Все фото: архив Степана Попова

О переезде в Польшу

Попов уехал из Беларуси более года назад, во время Олимпийских игр в Токио. Сначала направился в Турцию, где хотел провести отпуск и заодно посмотреть, как будут развиваться дела на родине. Потом белорус понял, что домой возвращаться опасно, и остался в Турции, где проходил онлайн-обучение по работе.

Позже Степан оказался в Украине, а потом туда пришла война. Рассказывает, что думал избежать второго изгнания, но пообщался с друзьями-украинскими самбистами — и увидел, что ему нечего делать в Украине:

«В Киеве было опасно с белорусским паспортом — было непонятно: придут ли русские, а для русских я враг, и украинцы тоже могут меня так воспринять. Поехал во Львов, увидел, как там ребята служат в теробороне, и понял: это их страна, и они ее будут защищать до последнего. У меня заканчивался срок действия документов, и нужно было выехать, поэтому я поехал в Польшу».

Сейчас Степан во Вроцлаве — большом городе на юго-западе Польши. Самбист рассказывает, что это город с хорошей белорусской общиной, который немного напоминает Минск: «Похож по площади, не слишком маленький и не слишком большой, людей живет немного меньше, чем в Минске. Нет небоскребов, как в Варшаве, ничего не напрягает, красивый старый город. Понравилось, что он один из самых теплых в Польше, рядом находятся Чехия и Германия, так что расположение очень хорошее».

В августе этого года к белорусу приехала жена с детьми, и вместе они часто путешествуют по стране.

Сам Попов имеет две подработки, описывает их как «физическую и связанную с работой на компьютере», а также набирает желающих потренироваться у него. Свой зал мужчина пока открывать не готов, рассказывает, что нет желания сейчас работать над этим 24 на 7

и привыкать к жизни в Польше, хотя и говорит, что польский менталитет ему кажется близким к белорусскому. Ждет, что будет дальше, и наблюдает за событиями в Украине.

Встреча «Мовы Нанова», Вроцлав. Крайний слева снизу — кикбоксер Иван Ганин, крайняя слева сверху — гимнастка Наталья Лещик.

Спортсмен делится наблюдениями по вечной теме белорусов, кто покинул страну и не пошел на это:

«Вижу, что увеличивается разрыв между теми, кто уехал из Беларуси, и теми, кто остался. Обе стороны обижаются друг на друга, призывают к чему-то. Я за то, чтобы люди понимали, что наш враг — не такой большой, это все те же 3%.

Не надо присоединять к ним тех, кто молчит, ведь они превратятся в 60-70%.

От этих 3% нужно отделиться, а всем остальным следует быть вместе. Обязательно будет вторая волна протеста, и обязательно будет хуже. К этому нужно готовиться и морально, и физически, работать над своим сознанием. А еще

нужно помогать друг другу, и, когда будет вторая волна, быть вместе, чтобы показать нашу мощь и единство. Только так мы сможем стать настоящими белорусами и защитить свою страну, а потом будем разбираться друг с другом, ведь главный враг — русский мир».

Попов допускает, что будет проводить белорусскоязычные тренировки по самбо. Объясняет это тем, что на родине сейчас быть белорусом трудно, но можно стать настоящим белорусом и тогда, когда ты оттуда уехал, быть белорусом в душе и не забывать об этом, изучать язык, историю и остальное, чем мы отличаемся. Степан также считает, что как спортсмен он должен показывать белорусам, что нужно держать себя в хорошем физическом состоянии.

О Фонде спортивной солидарности и молчаливых спортсменах

По возможности Степан помогает Белорусскому фонду спортивной солидарности: поддерживает антивоенную декларацию от БФСС, предлагал всем знакомым спортсменам ее подписать. Попов считает, что в условиях войны деятельность фонда помогает сохранить хорошее отношение к белорусам: «То, что мы можем — это налаживать отношения через спорт, и я за то, чтобы каждый из нас разговаривал с украинскими спортсменами, доносил до них, что мы не за русских, что мы, белорусы, хотим жить свободно и мы против Лукашенко и его незаконной власти.

Если не будет таких спортсменов, как мы, открыто поддерживающих Украину, то чем мы отличаемся от русских? Ничем. Это будет означать, что мы за войну, что мы хотим быть Россией и с Россией, то есть, против Украины и Европы. Тогда будет тяжело всем белорусам: и тем, кто уехал, и тем, кто остался».

Белорус рассказывает, что для него молчание в такие времена почти равно поддержке войны, но в то же время он не желает призывать своих коллег открыто высказываться. Если кто-то публично молчит, но что-то пишет в личные сообщения украинцам, что-то донатит, то это, считает Степан, не молчание. Сейчас в Беларуси открыто высказывать свою позицию нельзя, и дело не только в политике: «Если открыто отказаться выступать на соревнованиях с русскими, будешь наказан, и даже если откажешься от чего-то неполитического и скажешь «нет» тренеру или кому-то вышестоящему, это будет считаться чуть ли не предательством».

В белорусском спорте все чаще ставят на руководящие должности людей с неспортивным прошлым, в том числе бывших силовиков, раздору немало способствуют и спортивные санкции за участие Беларуси в войне. Попов прогнозирует, каким в таких условиях станет отечественный спорт:

«Скоро денег в спорте станет меньше, так как из-за бана на международных соревнованиях люди не получат за них стипендии. В какой-то момент спортсмены начнут говорить, что им ничего не платят, поставили над ними человека, который совсем в спорте не разбирается и предлагает им бороться за 300 рублей».

Степан напоминает о новом законе для ИП, которые не имеют права бросить работу — даже если не получают прибыли, должны работать в минус. Таким же, считает он, будет и отношение к спортсменам — они будут работать за копейки и не смогут оставить спорт: «Если спортсмены скажут, что не хотят тренироваться в таких условиях, это будет считаться предательством, надо работать без права уволиться. Такое будет повсюду, не только в спорте. Высказывать свое мнение даже по неполитическим темам — предательство для этой власти, ты должен молчать и делать все, что говорят».

Зачем тогда люди остаются в белорусском спорте? Попов считает, что большинство ждет перемен, много и тех, кому некуда уходить и нечем заняться. У спортсменов еще есть надежда, что они поедут на новую Олимпиаду, хотя и небольшая. Представители неолимпийских видов спорта будут, как и раньше, ездить на турниры, но это не тот спорт, что нужен режиму, чтобы показывать свою власть и флаг на соревнованиях, да и флага уже не будет.

Сам Степан не верит в то, что официальная белорусская делегация будет на Играх-2024, так как уже идут квалификационные турниры, где дают лицензии на Игры, и белорусы к ним не допущены. Какая олимпиада с русскими, спрашивает самбист? А белорусы же выбрали единый путь с Россией.

С кикбоксером Иваном Ганиным

Но ведь все это не значит, что белорусов на Играх не будет: «Фонд [спортивной солидарности] пытается сделать так, чтобы белорусские спортсмены смогли выступать на Олимпиаде, но только те, кто открыто выскажется против войны. Ведь спортсмен не должен молчать, он должен быть рупором мира. А если спортсмен клеит на себя букву Z или открыто поддерживает действия нелегитимной власти, которая пытает свой народ, это уже не спортсмен, а пропагандист».

Также, рассказывает Степан, Фонд пытается как-то сохранить спорт в Беларуси. Ведь если атлеты будут понимать, что спорта на родине не будет, те из них, кому возраст еще позволяет, будут уезжать и пытаться выступать за границей. Но нужно не только помогать, но и иметь инструмент наказания для тех, кто поддерживает власть и войну. Им, считает Попов, не место на международных турнирах — пусть борются друг с другом или с теми россиянами, которые тоже за войну.

О задержании Хомутовского и роли спортивного сопротивления

В конце сентября белорусов шокировал арест Василия Хомутовского, знаменитого вратаря, приехавшего в Минск на лечение. Тяжело его воспринял и Попов, который хорошо знает Хомутовского: «Василий высказал свою позицию, на которую он имел полное право. Он выступил против войны, так как находился много времени в Украине и знал все, что там происходит. Посты его были лайтовые, он много выезжал из Беларуси и приезжал туда. Василий не был таким активным, как я, который уехал и может высказываться открыто.

Понятно, что это была месть со стороны режима, показатель его слабости.

Не имею никакого страха из-за всего этого, чувствую только злость и желание делать что-то дальше.

Многих после ареста Хомутовского удивило, что такой известный деятель спортивного сопротивления посещал Беларусь. Но, объясняет Степан, вратарь хотел выезжать из страны только по работе, так как знал, что Беларусь — его страна, законы которой он не нарушал. Василий много раз ездил в Беларусь, до ареста он провел там много времени и сделал операцию, там его семья. поэтому он и не был очень активен, так как понимал, что сейчас, говорит Попов, нужно жить по правилам режима.

Сейчас, через два года после рождения спортивного сопротивления, Степан оценивает его роль высоко — настолько, что этого не ожидал режим. Спортсмены, объясняет он, как международные дипломаты, не замазанные в политике. Они прославляли нашу страну, да и спорт ассоциируется с силой, терпением, целеустремленностью.

Кубок Ивулина в Варшаве

Сейчас, говорит Попов, мы поняли, что эти ассоциации не всегда оправданы, но в августе 2020-го было не так: «Когда много спортсменов — высоких, сильных, красивых — вышло с большим баннером в первых рядах толпы, это было очень эмоционально.

Сопротивление 2020 года — это же отчасти эмоции, это не что-то спланированное и вооруженное. Все испытывали эти эмоции и дух белорусского единства, все поддерживали друг друга, и спортсмены были частью этого духа.

Еще и спортивные санкции много на что повлияли, это были важные победы: отмена чемпионатов мира по хоккею и пятиборью, снятие Александра Лукашенко с поста президента НОК, тот пост занял его сын, но его тоже до сих пор не признают в МОК, другие санкции. Это важные шаги нашего движения, которые повлияли на общий протест».

Война в Украине, рассказывает Степан, заставила многих разочароваться — и среди белорусов, и среди россиян. Люди, размышляет самбист, уходят от своего осознания, от понимания важных вещей, и отдают свой ум пропаганде. Есть те, кто имеет в этом свои цели и пользу, но многие просто выбирают легкий путь, верят в то, что ему суют под нос, и не хотят разбираться. Попов делает вывод:

«Наша борьба будет долгой и будет зависеть от осознанности белорусов, но Украина имеет ту мощь, которая может разбудить ее, как мобилизация это делает с россиянами.

Без победы над российской властью будет очень трудно освободить Беларусь. Российская пропаганда промывает белорусам мозги, и за год после того, как я уехал, страна стала совсем другая. Пропаганда добралась до моих знакомых, которые считают, что российские военные нас охраняют от нападения Польши. Хотя война — это и плохо, но она ускоряет процесс эволюции сознания. И дело каждого белоруса — бороться и доносить сначала до каждого вокруг, а потом и до украинцев, что мы с ними и мы за осознанность».

Пока идет этот процесс, Попову не хочется привыкать к жизни в Польше — тем не менее, он ходит на курсы польского языка. Собирается проводить тренировки, но будет делать это не ради денег, так как ему есть где заработать.

В Европе, замечает Степан, это намного легче, чем в Беларуси, ведь любой курьер на велосипеде здесь заработает больше, чем в Беларуси чемпион мира.

Во времена, когда Попов еще был в белорусском самбо, президентская стипендия за чемпионство мира составляла 1500 рублей, это 600 долларов, а курьеры в Польше, когда быстро ездят на велосипеде, зарабатывают 1000-1500 долларов. В Европе, объясняет белорус, получить 1000 долларов зарплаты нетрудно, а стать чемпионом мира не слишком просто, тем более стипендию тебе дают на год-два.

«В самбо такие зарплаты, может, и сейчас останутся, так как самбистов не забанили на международных турнирах. Никому в МОК этот спорт не интересен, ведь банят в первую очередь в олимпийских видах спорта, но доберутся и до самбистов. Даже для белорусов самбо — это сейчас мозоль: мол, мы, призеры олимпийских видов спорта, не можем получить президентскую стипендию, а самбисты поехали и получили 30 стипендий. Много стран бойкотируют нынешние турниры по самбо, и сильные спортсмены туда не поедут, ведь самбо — это полностью российский вид спорта, зависящий от российских денег. Когда Украина перестала участвовать в турнирах по самбо, она призвала и другие страны отказаться от этого, но многие туда поехали, чтобы получить российские деньги.

Самбо превратится в один из национальных видов спорта, который будет оплачивать Россия. Таких видов много, та же борьба на поясах. А самбо как международный вид спорта будет умирать и перестанет интересовать хоть кого-либо. Когда придет время разбираться, что такое самбо и кто его спонсирует, оно лишится любой международной поддержки», — подытоживает Степан.

Что касается политики, то сам режим своими действиями толкает, чтобы те, кто за свободу, продолжали бороться. Да, людей, кто внутри страны, аресты пугают и заставляют молчать.

«Но когда ты молчишь, ты копишь это в себе, и оно вылезет так, что мало не покажется».

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»

Читайте также:

Куда пропала Дарья Домрачева?

Баскетболистка Елена Левченко закончила карьеру. Вот каким был ее путь

Чемпионат мира по футболу скоро начнется. Почему его считают самым скандальным за все время?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

4
Нажаль / Ответить
20.11.2022
Але ж тры чвэрці прыхільнікаў русского міра і асабіста Светы пад шыльдай "какая разніца, какой язык" — гэта, нажаль, не 3%.          
0
Прымус / Ответить
20.11.2022
Тыя хто кажуць пра 3%, такія ж адарваныя ад рэальнасці як і навіны па БТ. Відавочна, што зацятых ябацек у беларусі не меней за 25-30%
0
Алкадий / Ответить
21.11.2022
Прымус,вы тут не правы. Ябатек реально 3%. Остальные, которых вы записали в 25-30% - это приспособленцы. Чтобы было понятно - это такие же мимикрирующие особи как некоторая часть нашей оппозиции и часть тех, кто сейчас уехал в Европу. Потому что среди уехаших сейчас, в том числе и IT-сферы - много уехало только по причине ультиматума от фирмы-работодателя, так им и в РБ сиделось неплохо, даже лучше, чем сейчас в Европе, где надо снимать апартаменты, а цена выросла из-за: войны и эмигрантов отовсюду, нелюбви к беларусам у многих и просто инфляции.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера