Сразу после появления предыдущего материала на нашем сайте «Наша Ніва» получила возможность ознакомиться с текстом письма заместителя министра образования Александра Кадлубая, которое было в свое время разослано в учреждения после того, как в самом министерстве заметили «техническую ошибку».

Можно предположить, что досадный ляп в министерстве заметили только после того, как бланки документов были уже напечатаны. На это, наверняка, были потрачены немалые деньги. И если признать, что они выброшены на ветер и надо все перепечатывать, то за расточительство могли бы полететь чьи-то головы.

Впрочем, в стране, где ценят национальный язык, а для Минобразования публично продемонстрировать элементарную безграмотность означает расписаться в профессиональной некомпетентности, хоть и нехотя, но все же пришлось бы принимать решение о перепечатке. Трудно представить, какой тут мог быть другой выход.

Но в лукашенковской Беларуси царит режим «не до законов», и на законы языка он тоже при необходимости распространяется. И так было всегда, не только после 2020 года: достаточно вспомнить, например, сколько по всей стране развешано чудовищно неграмотных вывесок, дорожных указателей и т.п.

Поэтому Александр Кадлубай, видимо, особо не унывал: полистав справочники, просто дал в своем письме креативное «разяснение» — именно так в документе написано это слово:

«В соответствии с толковым словарем белорусского языка (Минск, «Белорусская энциклопедия» имени П. Бровки, 1999) возможно использование в белорусском языке слова «фамілія».

Предвидя то, что очевидно даже при всей русификации в Беларуси пока еще найдется немало людей, знакомых с элементарнейшей белорусской лексикой,

эту информацию замминистра предписывает «донести до сведения руководителей учреждений общего среднего образования и педагогических работников, оформляющих свидетельства об общем базовом образовании». Этим же самым письмом надлежит руководствоваться и «в случае обращения по данному вопросу учащихся и их законных представителей».

Для чего такие формулировки, догадаться нетрудно. Ими высокий чиновник подстраховался от ожидаемого вала письменных и устных жалоб и обращений в само Министерство образования и другие ответственные органы и спустил неприятную обязанность давать объяснения, глядя людям в глаза, на более низкий уровень.

Качество аргументации чиновника не выдерживает никакой критики.

С тем, что слово «фамілія» в толковом словаре белорусского языка действительно есть, спорить не приходится. Любой желающий при необходимости легко найдет его в этом словаре (хотя удивляет, что в Министерстве образования до сих пор пользуются изданием аж 1999 года, ведь с тех пор вышло еще три других, а в далеком уже 2008 году провели корректировку правописания).

Однако значение этого слова — другое, по сравнению с тем, которое используется в бланках аттестатов и дипломов. Точнее, словарь дает два его значения:

«1. Род, шэраг пакаленняў, якія маюць аднаго продка;

2. Сям'я, члены сям'і».

Правда, второе значение представляется как «устаревшее», то есть оно использовалось когда-то, но сейчас его можно найти разве только в архивных документах и старых книжках, но не в современном живом языке.

Толкование литературного белорусского слова «прозвішча» в словаре такое:

«Спадчыннае сямейнае найменне, якое дадаецца да ўласнага асабістага імя».

И чтобы понять, что это совсем не одно и то же, вовсе не нужно быть дипломированным филологом.

Обращает внимание, что в тексте письма замминистра на несколько абзацев на русском языке мы насчитали пять ошибок. Чиновник не знает, как по-русски пишется слово «разъяснение», не знает правил пунктуации и согласование падежей.

Читайте также:

В аттестатах и дипломах нового образца вместо «прозвішча» — «фамілія»

Как сказать по-белорусски «пятая точка»?

Новый провластный мерч назвали Lepshy. Объясняем, почему создатели плохо знают белорусский язык

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?