Светлана Тихановская. Фото: Украинское радио

Светлана Тихановская. Фото: Украинское радио

— Вы выступили на Варшавском форуме по безопасности. Что вы хотели сказать, чтобы вас услышало все мировое сообщество?

— Беларусь на Варшавском форуме безопасности появилась три года назад, после 2020 года. Нас, как страны, здесь никогда не было. Я благодарна организаторам, что нам дали голос и мы доносим сообщение, что здесь, в Беларуси, продолжается террор, что количество политзаключенных растет ежедневно. При этом мы должны разделять белорусский режим и белорусов, так как режим стал сотрудничать с Путиным, стал соагрессором в войне против Украины. Белорусы помогают Украине, как могут, чтобы ВСУ одержали победу в этой войне.

Нас начали отличать от русских. Из-за того, что 25-летний стаж Лукашенко притягивал нас к России, все считали, что мы являемся сателлитом России, а не независимой страной. У Беларуси сейчас есть альтернативный голос, который перебивает голос режима Лукашенко. Лукашенко не признается легитимным в демократических странах.

Какой ключевой месседж? Беларусь является ключевым моментом для безопасности всего региона: без свободной, демократической, независимой от России Беларуси не будет безопасности ни для Запада, ни для всего мира. Нас не надо отодвигать на позднее время: что мы вернемся к белорусскому вопросу, когда будет на это время и когда уже может быть поздно. Сейчас мы видим попытки России, какую-то ползучую оккупацию, когда они вмешиваются во все вопросы белорусов: политика, экономика. Лукашенко исполняет все капризы Путина. У него нет своей личной политики. Потому что он понимает, что держится у власти только благодаря террору над белорусами и поддержке Путина.

— Лукашенко зависим от Путина…

— Зависим, но это был его выбор: или провести суверенные выборы, или торговать суверенитетом Беларуси, предать белорусский народ и стать на сторону Путина. Это его выбор. И нам не надо спасать Лукашенко и Путина. Нам надо спасать Беларусь от Лукашенко. Здесь нет простого подхода. Мы должны показать, что весь демократический мир на стороне белорусов. И они поддерживают нас в нашем стремлении спасти страну и отправиться в Европу. Не в интересах Лукашенко, чтобы Украина одержала победу. Он помогает Путину, обходит санкции, закупает ему технику.

— Насколько оппозиция сейчас объединена?

— Белорусы объединены. Демократическая Беларусь объединена, как никогда раньше. Мы попытаемся увеличить давление на санкции и политическую изоляцию режима. Мы должны находить пути, как донести правду до белорусов внутри страны. Мы строим институты, у нас есть Переходный кабинет, Координационный совет, чтобы было больше Беларуси в Европе и больше Европы в Беларуси. Это важно, чтобы белорусы видели альтернативу «русскому миру». Потому что мы живем более 30 лет в парадигме, что Россия наш старший брат и у нас нет других друзей. Белорусы не такие, как русские. Нас никто не может заставить двигаться тем направлением, по которому мы не хотим идти. За три года Лукашенко не смог изменить мнение белорусов. Почему репрессии продолжаются? Потому что он понимает, что если прекратить репрессии, то белорусы снова будут на улицах.

— Он этого больше всего боится…

— Он понимает, что нет поддержки белорусов. Белорусское сопротивление сейчас в подполье. Стоимость войны велика. За комментарии и лайки людей сажают на большие сроки. За донат на ВСУ в 20 евро светит 6 лет тюрьмы. В настоящее времяя в Беларуси легальный дефолт. Никакие законы не работают. Лукашенко репрессирует тех, кто в Украине, попытается репрессировать тех, кто уехал. Нет простого решения. Наша задача: показать режиму, что мы не сдадимся. Мы сильнее, потому что мы вместе. Лукашенко не имеет международной поддержки. Его надеждой является только Путин. Мы еще увидим попытки Лукашенко балансировать.

— А такое может быть?

— Безусловно. Он попытается отвязать свою лодку от большого русского корабля. И очень важно, чтобы в этот момент демократические страны, а также Украина не повелись на эти попытки балансировать.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?