«Плакать хотелось»

Полина:

— О том, что я буду нянькой, бабушки мне говорили, кажется, лет с трех-четырех — где-то с такого возраста я себя помню. Говорили, что вот родители решат родить еще одного ребенка и я буду его растить. Меня это очень и очень пугало. Вообще не хотела делить родителей с кем-то, а тем более становиться нянькой.

Когда мама родила брата, мне было всего девять лет. Когда ему было около года, мама решила выйти на половину дня на работу. У меня была как раз вторая смена в школе. Поэтому до обеда сидела с братом, а после бежала на занятия. Домашку делала поздно ночью — ведь я же была отличницей, от меня ждали успехов в школе.

Когда брат начал разговаривать, то называл меня «няня Полина» — и взрослым это казалось очень смешным. А мне каждый раз хотелось плакать. Я действительно чувствовала себя прислугой в семье. 

Когда брат подрос, от меня стали требовать, чтобы я брала его везде с собой. Помню, как даже на день рождения лучшей подруги меня не хотели отпускать без брата. Хорошо, что подруга отнеслась к этому с пониманием — хотя кто-то из одноклассниц закатывал глаза.

Я искала возможность поехать учиться в другой город — мотивация у меня действительно была высокая. Только бы отдохнуть от «работы» нянькой. Потом, когда брат тоже поступал в вуз, он позвонил и сказал, что будет жить у меня — даже не спросил, согласна ли я. Я отказала и стала врагом народа для всех. Ведь как же так, я живу одна в собственной трехкомнатной квартире, а родного брата не хочу пустить. Но я знала, что он снова сядет мне на шею. Спасибо, проходили. Он же привык, что от меня требуют сделать все, что он хочет.

Год после родители со мной не разговаривали. Сейчас мы созваниваемся по праздникам. Брата я даже слышать не хочу.

«Мне тогда казалось, что его больше любят»

Светлана:

— У меня с братом шесть лет разницы. До какого-то момента я очень активно помогала маме —

могла помыть малыша, переодеть, поиграть с ним. Можно сказать, что это были мои обязанности. Когда я стала подростком, мне все это стало не очень интересно. Особенно напрягало то, что родители просили брать брата с собой на улицу.

Плюс к этому брат часто болел, время от времени попадал в больницы. Конечно, родители уделяли ему больше внимания. Но мне тогда казалось, что его больше любят.

Я регулярно слышала: «Он маленький, он болеет — уступи ему», — и это тоже воспринимала негативно.

Видимо, это повлияло на то, что у нас были не самые близкие отношения.

Наши интересы стали пересекаться, только когда брат стал подростком, а я уже училась в университете. Мне тогда стало интересно разговаривать с ним. Когда я начала работать, то даже по собственной инициативе отдавала брату 10% своего заработка, чтобы у него были деньги на какие-то подростковые расходы.

Сейчас у нас очень теплые отношения. Мы живем в разных странах, но часто списываемся, созваниваемся, делимся чем-то личным. Скоро он должен приехать в гости, и я уже не могу дождаться, когда смогу его обнять.

«Родители говорили, что родили сестренку для меня»

Виталий:

— Моя младшая сестра родилась, когда мне было пятнадцать лет. И с этого момента я потерял право на детство. Считалось, что все, я уже взрослый. Особенно я злился из-за того, что родители говорили: «Мы родили сестренку для тебя!» Преподносили это все так, будто бы это мне нужен был маленький ребенок. Но ведь никто не спрашивал, хочу я сестренку или нет!

Окей, я согласен с тем, что принимать решение о количестве детей в семье должны взрослые — но ведь именно они должны нести ответственность, а не перебрасывать ее на детей.

Мне же все казалось так, будто бы папа с мамой пошли на большую жертву только ради того, чтобы у меня был «самый близкий человек». Говорили, что я должен очень это ценить и быть искренне благодарным за такой подарок судьбы, как сестра.

На меня повесили действительно много вопросов по заботе за маленьким ребенком. Мне даже пришлось бросить футбольную секцию, чтобы помочь моей матери. Было стыдно катать коляску по двору, так как ребята из школы хохотали и шутили, будто бы это моя дочь. У меня почти не осталось друзей, так как я никогда не имел возможности просто пойти погулять.

Считалось, что мой священный долг давать по выходным родителям отдыхать и отпускать их в кино, кафе или к друзьям. Вроде бы мне не было все это нужно!

Плюс родители не хотели больше тратить на меня деньги, так как «маленькой же столько всего нужно». Доходило до абсурда: первый день рождения сестры праздновали в кафе, пригласили много родственников. Да она этого даже не запомнила! А мне на день рождения подарили новый чехол на телефон и выдали смешную сумму на поход в «Макдональдс» с друзьями — помню, что не хватало даже на то, чтобы на пять человек купить картошку фри, гамбургеры и колу.

А утешали меня так, когда я пытался бунтовать: «Сестренка будет сидеть с твоими детьми». Во-первых, это так себе аргумент для подростка. Во-вторых, не сидит моя сестра с моими детьми. Сейчас ей уже двадцать лет, она живет с родителями.

Я как-то пошутил насчет того, что сестра могла бы отпустить нас с женой в кино, как я отпускал своих родителей. Обиделись на меня сразу все. Папа сказал, что не надо на сестру вешать своих детей — ведь у нее сейчас молодость, она хочет тусить, а не памперсы менять и сопли вытирать.

«И теперь я для него авторитет»

Антон:

— Я старший ребенок в семье — у меня есть два младших брата. Со средним у меня разница семь лет, с младшим — восемнадцать. Смотрел я больше среднего.

Моя мама старалась не перекладывать много обязанностей на меня. Поэтому ухаживал за братом, когда взрослых не было дома. Мог что-то приготовить, но чаще всего нам оставляли еду и мне нужно было только разогреть ее и покормить малыша. Мог помыть его, переодеть, ну и пойти с ним гулять.

Как я к этому относился? Мне в этот период было примерно семь—тринадцать лет. Конечно, мне это не нравилось. Пожалуй, как всем детям. Никто же не хочет иметь какие-то дополнительные обязанности, если можно было в это же время, например, поиграть с друзьями или просто побыть одному и делать что-то свое.

Я тогда не очень любил брата, потому что он был немножко разбалован и мешал мне жить. Кажется, он тоже меня недолюбливал, потому что ему всегда было нужно подойти, как-то подцепить, а мне обязательно было догнать и наказать. Вышло так, что брат был оторвой, начал курить, не очень хорошо себя вел, а я был более правильным парнем. Поэтому когда брат пошел в 9 класс, мы очень отдалились, так как он считал, что я ничего не понимаю в этой жизни.

Но сейчас мы очень хорошо дружим. Иногда приезжаем друг к другу, так как живем в разных городах. Он часто звонит, рассказывает какие-то интересные вещи из своей жизни, советуется по каким-то вопросам, когда ему нужна поддержка. Сейчас мне 29 лет, брату 22 — и я могу сказать, что я для него авторитет.

«Мать говорила: нормально, что младших любят больше, чем старших»

Карина:

— Мне еще даже не было трех лет, когда родилась сестра. Но я сразу стала «взрослой»: от меня требовали, чтобы я несла ответственность за все, что делает малышка. Не имело значения, кто из нас что-то сделал не так — ругались только на меня. Меня и ударить могли, а сестру — никогда, потому что она любимая мамина сладкая булочка.

Мама никогда не обнимала меня, зато любила при мне обнимать-целовать сестру. Она говорила, что это вполне нормально, что младших всегда любят больше, чем старших. Может быть, дело в том, что у нас разные отцы. Но почему я должна была отвечать за то, что с моим папой у матери отношения не сложились?!

Честно могу сказать, что я ненавидела сестру и стремилась причинить ей какой-то вред. Пока мы были маленькие, я могла пнуть ее или ущипнуть. В школьные годы могла спрятать ее тетрадь с домашней работой или выбросить в окно учебник, зная, что у сестры завтра контрольная и надо готовиться. Это при том, что делать с сестрой уроки тоже заставляли меня. И когда она получала тройку, то меня же и отчитывали.

Я сплетни про сестру в школе распускала. Потом как-то парню ее рассказала, будто бы сестра встречается еще с несколькими. Стыдно ли мне за это сейчас? Не могу сказать. Я считаю, что для нелюбимого ребенка это было вполне нормальное и логичное поведение.

К удивлению, хорошие отношения с сестрой мы смогли построить где-то после тридцати лет, когда мать умерла. Сестра сказала, что ей всегда было стыдно за то, что меня заставляли заниматься ей. Мама любила ее больше.

«Я хулиганила! Могла разлить масло по всему полу и сделать каток»

Лина:

— Моя сестра родилась еще при Брежневе в начале 80-х. Мы жили в Минске в центре в частном секторе. Она родилась в ноябре, поэтому маме было очень сложно. Ведь в частном секторе не было воды, канализации, в доме была печка. За водой нужно было ходить к колонке.

Ребенка пеленали в несколько пеленок — одна фланелевая, вторая из хлопка и еще самодельный подгузник, который тоже нужно было стирать. Представьте себе, сколько это работы, перестирывать все это много раз в день. Мне на тот момент было семь лет и, конечно, мне пришлось помогать матери.

Потом мы переехали в более цивилизованное жилье. Мать работала в торговле и приходила домой довольно поздно, папа постоянно пропадал в командировках.

Поэтому после окончания школы моя сестра была полностью на мне. Надо было забрать ее из садика, погулять с ней, покормить, искупать и уложить спать. Причем проконтролировать меня никто не мог, так как домашнего телефона не было. Иногда случались неприятности: сестренка могла сбежать от меня, а я очень волновалась.

Тогда было другое время-многие дети ухаживали за своими меньшими братьями или сестрами. Так было заведено в семьях моих одноклассников. Поэтому я не думала, что это что-то чрезвычайное.

Я очень любила сестру, относилась к ней будто к кукле. Мне нравилось ее одевать, придумывать какие-то интересные наряды, делать прически. А вот ей это не всегда нравилось. Конечно, в детстве было не без конфликтов. Но ведь все равно мы были близкими людьми.

Я тоже была ребенком и придумывала различные хулиганские забавы. Например, могла разлить масло по всему полу и сделать каток. Мы катались. До прихода родителей пол был вымыт с мылом и сестра тоже.

Сейчас мы очень крепко дружим. Я могу сказать, что сестра — моя лучшая подруга. Повлияло ли на это то, что я много занималась сестрой в детстве? Считаю, что очень.

Читайте также:

Дети растут более здоровыми и умными, когда привязаны не только к маме, но и к папе — исследования

«От неожиданности я ударила ее по рукам». Молодые матери о замечаниях, которые их раздражают

«Чиновники в импотенты бы записали». Истории тех, кто решил не заводить детей

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?