2,5 года колонии и свыше 1200 долларов выплат

Алле Зуевой из Бобруйска 62 года. Она работала учительницей в школе. Однако заболела и еще до пенсии уволилась. Шесть лет назад ей поставили диагноз «лейкоз». Женщина начала писать книгу в стиле фэнтези. Из-за плохого состояния здоровья Алла преимущественно находилась дома, почти не выезжала из города. Ухаживала за собаками и кошками, которых в семью взяли с улицы и из приюта.

«Мать очень любит собирать грибы. Ездить в лес за грибами — ее традиция каждую осень. Этот сезон она пропустила», — рассказала «Свабодзе» дочь Аллы Анастасия.

В июне этого года Аллу задержали за комментарии в Telegram. Их расценили как «оскорбления» представителя власти и Лукашенко. Анастасия рассказала, что сначала на мать завели уголовное дело, но ее саму не задерживали. Женщина оставалась в Беларуси. Через некоторое время силовики пришли за ней домой. По словам дочери, мать забрали спокойно, без насилия. За решеткой она уже почти полгода.

В результате Аллу осудили на 2,5 года колонии общего режима. К тому же она должна заплатить 1850 рублей штрафа и компенсацию морального вреда двум пострадавшим чиновникам (2 тысячи рублей). Всего это более 1200 долларов. Анастасия отмечает, что пенсионерке сложно заплатить такую сумму самостоятельно. В конце ноября рассматривали апелляционную жалобу женщины, приговор уже вступил в силу.

«Стресс сильно ухудшает состояние»

Но особенно сложно находиться за решеткой вследствие серьезной болезни.

«Ей нужно постоянно наблюдаться у врачей, делать анализы, чтобы болезнь не прогрессировала, принимать нужные лекарства. Беспокоит, что за решеткой не будут так регулярно следить за здоровьем, как надо», — говорит Анастасия.

Симптомы болезни у женщины проявляются периодами. Бывает, она чувствует себя достаточно хорошо, а бывают дни, когда у нее нет сил, она быстро устает, чувствует слабость, не может встать.

«У мамы также сильно болит спина. Хочется прилечь, но нельзя. Бывают панические атаки. Они случались еще до тюрьмы. Хорошо, что она не одна в камере: если что, соседки смогут позвать на помощь», — говорит дочь.

Врачи еще до заключения Зуевой подчеркивали, что с таким диагнозом противопоказаны стрессы, требуется спокойная обстановка, хорошее питание, прогулки на свежем воздухе. Всего этого у женщины сейчас нет. Ей трудно от того, что в камере курят другие заключенные.

«Стресс сильно ухудшает состояние. Сейчас у нее постоянный стресс и ее состояние постоянно ухудшается», — отмечает дочь.

В изоляторе в Могилеве, где Алла находилась некоторое время, ей разрешили постельный режим. В Бобруйске, где она сейчас, сначала постельного режима не разрешали. Какая ситуация у матери сегодня, дочь не знает. Химиотерапию раньше не делали, но Анастасия считает, что она может пригодиться, если здоровье матери будет ухудшаться.

«Химиотерапию назначают, когда все совсем плохо, когда врач видит, что уже время. Этот момент нельзя пропустить. Важно, чтобы лечение назначили вовремя», — Анастасия волнуется, что в колонии сложно будет отследить этот момент.

Аллу возили из СИЗО в бобруйскую поликлинику, делали ей анализ крови. Но дочь не знает, сколько времени проходит между тем, как мать просит об обследовании, до того момента, как ее завозят к врачам.

«Врач сказал, что все нормально, пока не нужно лечение. Но мама сомневается в правильности таких оценок. В Бобруйске нет таких технологий, нет доступа к современным обследованиям, даже если пойти в обычную больницу. Мама хотела поехать на обследование в Минск, но не успела», — рассуждает собеседница.

«Ей не сделали никакой поблажки»

Алла Зуева подавала ходатайство еще до суда, чтобы ей заменили заключение на другой способ наказания. Во время апелляции также просила освободить ее из-под стражи.

«Там есть еще дальнейшие этапы, мы будем дальше писать. Все эти документы приобщили к делу, но, видимо, это не повлияло на решение. Ей не сделали никакой поблажки. Мать отреагировала на приговор очень эмоционально. Сказала, что даже год за решеткой можно сравнить для нее со смертным приговором», — говорит Анастасия.

Семья допускает, что мать может написать прошение о помиловании, чтобы выйти из колонии.

Но Зуевой доходят письма только от дочери, от других родственников и друзей — нет.

«Пишет ли ей кто-то еще, мать не знает, потому что она больше писем не получает. Это, безусловно, сильно давит на психику. Белорусы друг друга поддерживают. Чувствуется большая поддержка неравнодушных людей вокруг, даже не очень близких. Может быть, до мамы это не доходит, но я это чувствую, я это знаю. Я ее поддерживаю, как могу, пишу, что все за нее переживают», — говорит Анастасия.

Напомним, что 7 мая 2023 года стало известно о смерти в колонии 61-летнего Николая Климовича, которому дали год колонии за лайк под карикатурой о Лукашенко. 

«Любое тюремное заключение для меня — это смерть, потому что я должен быть под постоянным наблюдением доктора, принимать большое количество сильных лекарств. Я могу не выдержать даже месяца», — говорил пинчанин перед приговором.

Читайте также:

Самые пожилые политзаключенные — кто они и за что их арестовали

Наказали за лайк под карикатурой Лукашенко. Что известно о политзаключенном Николае Климовиче, который умер в колонии

Судья, известная многим политзаключенным, и прокурор с медалью от Лукашенко. Кто судил Алеся Пушкина

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?