Арцём Шрайбман Артём Шрайбман Artyom Shraibman

Артем Шрайбман. Скрин видео chasiki_ / YouTube

2020 год оставить в музее 

В ток-шоу «Часики тикают» обсуждалось положение демократических сил Беларуси, имеющих политическую повестку дня 2020 года.

Аналитик Артем Шрайбман объяснил, почему оппозиции сложно отказаться от нее:

«В таком случае они признают ту реальность, в которой они больше не совсем политические акторы, в которой они НГО и иногда дипломаты, но борьба за власть закончена просто потому, что сейчас не время».

Шрайбман отметил, что считает признание реальности здоровой эволюцией. «Я прекрасно понимаю, что чисто по-человечески условному Пал Палычу [Латушко], даже Светлане [Тихановской], Франаку [Вечерко], Ковалевскому, остальным ребятам, Кабинету просто сказать, что с сегодняшнего дня мы — НГО, которое работает над интересами диаспоры и иногда напоминает миру о Беларуси, и еще мы немножко блогеры, просто психологически сложно. А другой политической повестки кроме 2020 года у тебя нет».

Даже если демократические силы признают поражение, режим Лукашенко не пойдет на переговоры, считает аналитик:

«Кто с ними пойдет на переговоры? Они могут сменить свою позицию на 180 градусов. Но вторая сторона от этого не скажет: «Ну ладно. Раз вы признали поражение, тогда давайте сядем и в Гудогае договоримся о чем-нибудь». Такого не будет.

Поэтому считаю, что надо уже 2020 год, как в музее, запаковать и оставить как важную часть построения белорусской нации, как генезис сегодняшнего политического поля, понятное дело. Легитимность Тихановской оттуда берет свое начало».

По мнению Шрайбмана, нынешние лидеры демократических сил такое сделать не могут.

«Та оппозиция, которая будет двигать страну дальше с новой повесткой скорее всего будет происходить не из этого круга людей. Скорее будет смена поколений, чем «смена кожи» этим поколением».

Как отмечает Шрайбман, перемены в любом случае начнутся внутри страны, а не снаружи. 

Но оппозицию в стране сейчас не допускают ни в каком виде.

«Никакого взаимодействия власти и оппозиции до полураспада этой власти быть не может. Это ложный выбор. Когда у тебя нет этого выбора, ты тешишь себя иллюзиями на тему того, что он у тебя все-таки есть. Если мы перевернем страничкуу, то найдем какую-то новую страничку».

Шрайбман допускает, что перемены в Беларуси могут произойти и с нынешними демократическими силами, если они «смогут встроиться и в будущую волну»: «Посмотрите на сегодняшние демсилы, на Офис Тихановской. Там половина людей из старой оппозиции, которые в политике со времен, когда я еще в школу не начал ходить. А Добровольский в политике со времени, когда я еще не родился. Многие амбициозные люди найдут себя и дальше. Но они, скорее всего, не будут источником этих перемен. И 2020 год им не будет. Это будут новые споры, новые войны, новые разделительные линии».

Поэтому Шрайбман за то, чтобы демократические силы осознали и признали «свой новый урезанный мандат», где они послы демократической Беларуси в мире и адвокаты диаспоры.

Зачем оппозиции левая партия

Аналитик считает, что оппозиции не хватает левой партии.

«Будучи человеком не левых взглядов, считаю, что отсутствие левой партии — огромный провал белорусского демократического движения. Левые силы всегда были на этом поле (от калякинцев до «зеленых»). И в принципе левая повестка была отдана Лукашенко. Она суперпопулярна в Беларуси. Судя по многочисленным опросам, белорусы видят своим идеалом Швецию. Я человек правоцентристских взглядов, но понимаю, что нельзя огромную массу мыслящих по-левому, но антилукашенковски, людей, просто оставлять с безотцовщиной».

«Это, на мой взгляд, заводит больше народа в Беларуси, чем разговоры о буржуазно-демократических, национально-демократических ценностях», — добавляет Шрайбман.

Вопросы, на которых можно было бы сыграть, — низкое пособие по безработице при Лукашенко, повышение пенсионного возраста.

«Вот по этим вопросам с ним можно рубиться. Когда это делает человек с правых рыночных позиций, это выглядит неорганично. Места для «зарубы» между аутентичными левыми и Лукашенко за последние 20 лет накопилось. И чем дальше, тем хуже».

Читайте также:

«Ну тогда дальше без меня». Шрайбман рассказал, как после выборов Макей собирался идти к Лукашенко инициировать диалог

Шрайбман назвал основные ошибки демократических сил Беларуси

О Бабарико, планах Лукашенко, сумасшедшей России, Пригожине и репарациях для Украины. «Ток» с Артемом Шрайбманом

Клас
27
Панылы сорам
14
Ха-ха
12
Ого
6
Сумна
4
Абуральна
9