Во время встречи Анжела достала из сумочки свою последнюю покупку. Вот эти два вышитых полотенца с кружевом женщина приобрела всего за 10 рублей

Во время встречи Анжела достала из сумочки свою последнюю покупку. Вот эти два вышитых полотенца с кружевом женщина приобрела всего за 10 рублей

К сожалению, у Анжелы Миклишус уже не осталось своих родных бабушек. «Не хватает мне их заботы и мудрости, с возрастом это чувствую очень остро, — делится во время встречи. — Раньше часто говорила подруге: «Вот бы меня какая одинокая старушка удочерила».

И что вы думаете, случилось чудо — Анжела встретила бабу Нину. Случилось это во время одного из ее путешествий по деревням.

Это не совсем обычное увлечение появилось у женщины случайно. За более чем три года Анжела на велосипеде объездила около 70 деревень Сморгонщины. С какой целью она это делает и зачем всегда возит с собой в рюкзаке вышитое полотенце, журналистка «Звязды» узнала во время душевного разговора.

О ностальгии, хатотерапии и сайдинге

— Анжела, вы с семьей живете и работаете в Молодечно, для путешествий же выбрали Сморгонщину. Почему?

— У нас есть домик в деревне Михневичи на Сморгонщине. Там жили мои бабушка с дедушкой, там прошло мое детство. Когда меня спрашивают, откуда я родом, всегда отвечаю, что со Сморгонщины. Но если бы вы меня раньше попросили рассказать что-то интересное о Сморгонском районе, я назвала бы только крупные туристические объекты — ту же усадьбу Огинского в Залесье, костел в Сморгони. Теперь же о каждой из тех почти 70 деревушек, что успела посетить, могу рассказывать часами.

А началось все с обычной велопрогулки. Как-то летом во время отдыха я села на велосипед и поехала кататься. По дороге заглянула в соседнюю деревню и начала фотографировать все, на что улыбались мои глаза. Потом выложила те снимки в инстаграме и получила такую теплую обратную связь! Кто-то писал: «Эта хатка так напоминает бабушкину». У людей была ностальгия, и это не удивительно, ведь «все мы родом из хаток».

Тогда я зашла на сайт райисполкома, где и нашла список деревень Сморгонщины. Их было 325. А я на тот момент была от силы в десяти. Так возникла идея познакомиться со всеми. Несколько раз брала с собой свою уже взрослую дочь, подругу. Но, если честно, мне больше нравится путешествовать одной. Тогда есть только я и деревня. Можно спокойно все рассмотреть, сфотографировать, что нужно. А когда приезжаешь в деревню в компании, твое внимание, как ни крути, больше направлено на спутника.

— Какая деревня из тех, что посетили, наиболее запомнилась, запала в сердце?

— Очень сложно выделить какую-то одну, так как с каждой деревней складывается своя неповторимая история. В Байбы, например, я возвращалась два раза, так как сначала ездила неумело, без подготовки. Только по возвращении начинала искать какую-то информацию. Оказалось, у Байбов есть бывшая пивоварня и мельница. А я их проехала, потому что они стоят в стороне от деревни.

Сейчас я уже научена, составляю план путешествия, ищу историю деревушек, которые собираюсь посетить, накануне путешествия. Что-то интересное нахожу в интернете, что-то в книгах. У меня уже накопилась целая полка книг с воспоминаниями о деревнях Сморгонщины.

Самая красивая деревня из тех, что я видела, — Данюшево. Там есть пригорок, с которого открывается невероятный вид на деревянный Троицкий костел, ярко-желтого цвета, стоящий на берегу Вилии. Он был построен в 1809 году, в нем сохранился древний орган. Мне посчастливилось попасть внутрь этой святыни не во время службы, поэтому там, кроме меня, никого не было. Знаете, это такое необычное трогательное ощущение, единение с Богом, которое невозможно описать словами.

Для меня каждая деревня особенная, у каждой есть своя «изюминка». Главное, присмотреться. Это может быть старенький деревянный почтовый ящик, лиштвы на окнах, щеколда на дверях заброшенного дома… Я могу бесконечно рассматривать деревянные домики. Когда любуюсь ими, отдыхаю душой, так называемая хатотерапия получается. Хочется сохранить их красоту хотя бы в своем телефоне. Так как время идет, деревня меняется. Люди возводят на месте деревянных домов добротные коттеджи, железные ограждения. Мне же радостно, когда новые хозяева сохраняют хатку в том стиле, который есть.

Вот и мои родители недавно начали говорить о том, что хорошо бы заменить деревянные окна в бабушкином доме на пластиковые. «Нет, только не стеклопакет, — вступилась я, — я сама буду заклеивать эти окна».

В Михневичах есть дедушка, ему за 90, так вот его дочь хотела обшить дом сайдингом, но хозяин против: «Мол, не хочу, чтобы мой дом потел. Как умру, делайте, что хотите». Не одобряет он и высокие ограждения из металлопрофиля: «Как так, чтобы я не видел людей, которые по улице идут».

О гостинцах, кокетстве и гераньке в окне

— «Иногда бывают такие путешествия, в которых везет не только на пейзажи, достопримечательности, исторические интересности, но и на людей», — прочитала я в одной из ваших заметок. Как деревенские люди реагируют на незнакомку?

— С любопытством. В любой деревне приезжий — это целое событие. Я всегда, когда кого-то встречаю, здороваюсь, так как это неписаное деревенское правило. Сельчане, особенно пожилого возраста, очень открыты, охотно идут на контакт. С благодарностью воспринимают, когда кто-то интересуется их жизнью. Расскажут, и откуда они, и сколько этому дому лет, и на чай могут пригласить. На этот случай у меня всегда с собой конфеты или печенье.

Некоторые встречи — короткий миг, несколько взоров или быстрый разговор. Так, например, дед Витя из Пасынков с глазами василькового цвета угостил меня яблоками из своего сада, мол, «у вас в городе таких нет».

Бывают знакомства с особенными людьми, они — источник мудрости для меня. Такая бабушка Женя из Войниденят, которая девочкой прошла через войну, сожженную фашистами деревню, тяжелую работу, но сохранила в сердце радость жизни и девичье кокетство («так сфотографируй, чтобы палку не было видно»). Я обещала приехать к ней летом, она обещала жить.

Из теплых знакомств — священник Павел из Кевлов, они закрывали с матушкой церковь, когда увидели меня, но задержались и пригласили зайти, все показали и рассказали.

Анжела привозит бабе Нине небольшие подарки, ее любимые сладости

Анжела привозит бабе Нине небольшие подарки, ее любимые сладости

— Именно благодаря путешествиям вы встретили бабу Нину. Расскажите, как это произошло?

— Прошлой весной я заехала в Ветхово в поисках дома, где родился белорусский литератор, фольклорист Арсений Лис. Но никто из сельчан не знал о писателе, поэтому направили меня к местному старожилу бабе Нине.

Так я оказалась на крыльце самого душевного домика на деревне: занавески, геранька в окне, столбы у забора в цветочки, петелька-веревочка на калитке. Меня встретила бабулечка в жилетке с разными пуговицами, розовом платочке с кривой палкой-опорой. «А почему же не знаю, продали тот дом давно, хорошие люди там живут. По той стороне, но какой номер? Пошли, детка, покажу».

Пока шли к дому писателя и обратно, мое сердце разбивалось несколько раз: «Жить еще как жить, а вот доживать как в одиночестве?», «Молю Бога, чтобы умереть в своем доме, больше всего боюсь в приют попасть», «Я бы еще пожила. Выйду, сяду на крыльце, и так красиво», «Боюсь зимой, деревня пустая, соседей нет, тут же вот мотоблок украли», «А я продавщицу прошу. Она мне лекарство купит», «Картошку садить уже не буду, как наклонюсь, голова темная, и валюсь», «Спасибо, спасибо, детка, что так хорошо погуляли», «Что ты, что ты, ничего мне не надо. Пенсия хорошая. Ну, разве зефира можно» (плачет).

С того дня мы с бабой Ниной и дружим. Я регулярно проведываю ее, привожу зефир из города или ее любимые «ляндрынкі» (карамельки с повидлом внутри). Созваниваемся часто. Я восхищаюсь ее отношением к жизни: «Курочка умерла, я плакала, видимо, и я скоро умру. Нужно будет две курочки на весну купить все-таки, может Бог даст еще пожить». «Буду и за тебя молиться, девочка».

Бабе Нине — 88. Она одинока, у нее нет родных и близких родственников. Поэтому мы как-то сразу одна за одну вцепились… Знаете, я часто думаю, пусть бы был такой закон — каждому найти по бабе Нине, если своих родных бабушек нет.

Баба Нина тоже никогда не отпускает «внучечку» домой без гостинцев

Баба Нина тоже никогда не отпускает «внучечку» домой без гостинцев

Про поросший мхом крест, вышитое полотенце и место силы

— Анжела, знаю, что вы не просто путешествуете по деревенькам, но и стараетесь быть им полезной. Пришло время раскрыть интригу — зачем вы в каждое путешествие берете с собой вышитое полотенце?

— Началось все с одинокого креста на перекрестке трех дорог. Он привлек мое внимание, когда я возвращалась на велосипеде домой из очередной поездки. Старый, деревянный, покрытый мхом, покосившийся… На нем висело серое от времени полотенце. Я к нему прикоснулась — и оно превратилось в пыль, настолько было старым.

Я села перекусить возле этого креста. В тот момент мимо проехала машина, с которой звучала «молитва» наших «Песняров». И тогда у меня промелькнула мысль: надо сюда повесить новое полотенце.

Приехав домой, прежде всего полезла в интернет, на «Куфар», где и приобрела расшитое полотенце. И через какое-то время поехала его туда навешивать. Второе полотенце я подарила старому деревянному кресту в Горбачах. Это уже, можно сказать, не деревня, а хутор, ведь там только два дома жилые. Познакомилась с местными жителями. Кстати, именно они и помогли мне повесить полотенце на крест, благоустроили территорию вокруг него. С тех пор я в каждую поездку беру вышитое полотенце — ручнік.

В каждую поездку Анжела берет с собой полотенце — подарок придорожному кресту

В каждую поездку Анжела берет с собой полотенце — подарок придорожному кресту

— А как выбираете, на какой крест повесить полотенце?

— Я повязываю полотенца только на одинокие кресты. Если вижу, что на кресте нет полотенца, но за ним кто-то кто-то ухаживает, не буду вмешиваться, чтобы никого не обидеть.

У меня к придорожным крестам с детства особое отношение. Помню, каждый раз, когда вместе с бабушкой Ирой заходили в деревню, она обязательно приостанавливалась у креста и крестилась. И мне говорила: «И ты покрестись, внучечка». При этом объясняла, что «это значит, ты пришла сюда с благими намерениями». Раньше на всех деревенских крестах висели вышитые полотенца, поэтому это для меня возвращение к истокам, что-то свое, родное.

У меня есть мечта, чтобы и сегодня на каждом кресте висел наш вышитый белорусский рушник. Когда я начала рассказывать о своих подарках придорожным крестам в соцсетях, одна мастерица предложила: «Я хочу на такое дело вам прислать свое вышитое полотенце». Это так трогательно.

И теперь время от времени совершенно незнакомые люди, узнав о моем маленьком добром деле, бесплатно передают в подарок крестам сокровища, которые им достались от бабушки по наследству и лежат в шкафу без дела. Так, благодаря этим странствиям, моя жизнь приобрела какой-то новый глубокий смысл.

Я рада, что все больше людей узнают о моей жизни. Не так давно мне написала одна девушка, которая ни разу не была на Сморгонщине, а после того, как подписалась на мою страницу, захотела приехать. Я ее свозила — показала деревню Жодишки, рассказала много интересных историй о своей малой родине.

— А у самой не было мысли переехать жить в деревню?

— Это моя мечта. Надеюсь, когда-нибудь уговорю своего городского мужа и мы переедем жить в деревню, потому что я в душе деревенская жительница. От Молодечно до Михневич километров тридцать, как только появляется возможность, я сажусь на поезд и еду туда. Мне там хорошо. Это мое место силы. Побуду даже полдня и возвращаюсь домой настолько вдохновленная, как будто меня, как тот телефон, поставили на подзарядку.

Читайте также:

Белоруска подарила свой деревенский дом первому встречному и не может нарадоваться

«Юрка. Яйца, хлеб, молоко, колбаса — 37 руб». Почему в белорусских деревнях процветает торговля «на вексель»?

Колядный тренд — соломенный паук. Как белорусы возвращаются к традициям и переосмысливают их в настоящем

Клас
72
Панылы сорам
9
Ха-ха
4
Ого
12
Сумна
27
Абуральна
51