В свою очередь, Орлову и Некляеву никто не собирается помогать в чем-то разбираться. Согласно СМИ, книги этих авторов (всего 33 фамилии) должны быть исключены из школьных библиотек. Информацию об этом Минобразования не подтвердило, но интересно, какая судьба постигнет «крамольную литературу» в дальнейшем: сожгут на школьном стадионе, сдадут на макулатуру, порвут на самокрутки?..

Все эти потуги — агитировать за «официальных» писателей и выбрасывать из библиотек «неофициальных» — воняют нафталином. Словно авторы решений живут в СССР, где худощавые студенты передают друг другу дрожащими руками «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, а после на прокуренных кухнях полушепотом читают «Мы живем, под собою не чуя страны…»

Понятно, что количество любителей Орлова или Некляева от этих решений не изменится. Количество читателей у «официальных» писателей (простите, кроме Чергинца, не припомню ни одного) не прибавится. Все это — магические операции для самоуспокоения дядюшек в стеклянных костюмах, не более. Остается только выкачать из сети максимум «крамольной» литературы, распихивать по дискетам да — покрошить все комбайнами, как санкционные яблоки.

Что запрещать в «новой Беларуси»? Нечего!

Ну, допустим. Каждая система так или иначе борется с книгами, содержание которых угрожает национальной безопасности. В Украине, скажем, также запрещается в продаже кое-что из российской литературы. В России — из украинской. «Майн Кампф» запрещена к продаже в большом количестве стран мира, хотя каждый желающий может ее стянуть из сети. Все это во многом символические акты в век технологий.

Так вот. Вопрос в том, что если в конце концов возникнет «новая Беларусь», красивая, светлая и с национальным стержнем, власти тоже нужно будет — хотя бы в рамках символического акта — что-то запретить из той, предыдущей Беларуси. Но … что запрещать? Какие книги, какой интеллектуальный продукт возник в рамках системы Лукашенко, который мог бы считаться ее идейной основой?

В том и сок — его не существует.

Парадоксально, но большинство тоталитарных или авторитарных систем имели идеологические фундаменты, оформленные в книги. Бесконечные тома Сталина (от вопросов ленинизма до филологии), автобиография Гитлера, «Рухнама» Туркменбаши. Даже Путин с Медведевым пишут (или за них пишут) статьи по истории. Не говоря о трудах философов, идеологов или писателей, которые размазывают идеологию в соответствующих для них жанрах.

После падения подобных систем эти книги и являются тем грунтом, на котором может вырасти новое поколение адептов: неосталинистов, неотроцкистов, маоистов и неонацистов. Для того их и запрещают, впрочем совершенно безуспешно создавая лишь дополнительную рекламу.

«Революция мокрых брюк» не спасет

Феномен системы Лукашенко в том, что она абсолютно … антикнижная. За десятилетия не возникло ничего: ни автобиографии вождя, ни идеологических талмудов, ни философии истории страны, ни читаемых остросюжетных романов о спецназе из Марьиной Горки. Идеологи — историки-философы будто бы есть, а продукта — нет.

Что останется? Подшивки «СБ» и «Звязды»? Брошюрки по идеологии белорусского государства, которые переписываются каждые пару лет? Сборник Марзалюка о геноциде белорусского народа и 1939 год?..

Даже биографию лидера сумел написать один иностранец Рой Медведев. Не говоря о «политическом завете» или «манифесте» самого героя: его не существует.

Белорусская система в сегодняшнем ее виде может войти в историю как редкий случай полностью деинтеллектуализированного режима. Режима, который в лучшем случае пользуется ретроспективой (старая советская литература) или российским контентом (бесконечные книги Старикова). Забавная «Революция мокрых брюк» Муковозчика в мягкой обложке ситуацию не спасет.

В чем секрет? В личности

В чем секрет? Как так случилось? Нужно же было хотя бы для солидности обзавестись каким-то интеллектуальным пулом, который бы худо-бедно писал и выпускал книги с золочеными переплетами, нет?..

Возможно, секрет в личности того, на ком все это держится.

Про библиотеку Сталина ходят легенды: он был читающим человеком, ночами листал пьесы и романы, решал, что нравится, а что нет. О библиотеке Гитлера пишут исследования на основании пары тысяч томов, которые чудом сохранились и составляют отдельный фонд библиотеки Конгресса США: там есть метки на полях, подписи, подчеркивания.

О библиотеке нашего героя история скромно умолчит. Конечно, что-то там разбросано по кабинетам и резиденциям, вроде подаренного Кучмой роскошного «Государя» Макиавелли. Но это будут скорее нечитаемые книги, которые ничего не расскажут о личности их собственника.

Фантасмагорическое здание Национальной библиотеки, возведенное по его инициативе, станет лучшим памятником системе, которая отказалась от книги как таковой.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера