Иллюстрация: Майкл Скарн / «Медиазона»

Иллюстрация: Майкл Скарн / «Медиазона»

Запись подкаста занимает у Ромы с Евой несколько часов, из которых до слушателя доходит только 15-20 минут. После записи Ева монтирует запись, убирая все лишнее. Еще несколько часов уходит на то, чтобы загрузить запись на стриминговые сервисы. Гугл подкасты и спотифай позволяет сделать это бесплатно.

В эпл-подкастах ребят пока нет — платформе нужно платить деньги за размещение. А Ева с Ромой ничего не зарабатывают на своих записях, и не стремятся к этому.

«Я хочу, чтобы нас слушали не только подростки. Родители, люди у которых нет детей. Важно знать, что происходит с другими. Да, у взрослых свои важные проблемы, найти в новой стране работу и жилье. Но и нам по-своему нужно как-то строить здесь новую жизнь. Я хочу, чтобы про подростков услышали — нам тоже трудно», — говорит Ева.

«Бабушке решили не говорить, что уезжаем»

Рома — из Бреста. Сейчас он живет в Польше, из Беларуси вместе с мамой, отчимом и младшим братом он уехал в январе 2022 года. Родители Ромы участвовали в протестах в 2020 году, а когда они утихли — раздавали самиздатовские газеты и расклеивали наклейки. Маме несколько раз звонили из Следственного комитета — просили явиться. Семья решила уезжать.

Уехали, обустроились в Киеве, потом, перед началом полномасштабной войны перебрались во Львов, а оттуда — в Польшу.

Ева — из Минска. После начала войны компания, в которой работали ее родители, поставила условие — обязательная релокация всех сотрудников. Ева узнала о дате переезда за 8 дней.

Познакомились Ева с Ромой уже в Белостоке, тут и начали работать над подкастом.

«Сейчас много говорят про взрослых — интервью берут у взрослых, но мы пострадали от переездов не меньше, у нас хватает своих проблем», — объясняет Рома.

Они с Евой решили, что будут собирать в подкасте истории подростков-мигрантов: тех, кому пришлось покинуть Беларусь из-за политического преследования родителей, или тех, кто просто уехал из страны на учебу и за более перспективным будущим.

В первых эпизодах подкаста подростки рассказывают про собственный отъезд из страны. У Ромы он был сумбурным — вечером собрали вещи и ночью уже были в автобусе в Киев.

«Мы даже решили сначала не говорить, что уезжаем, нашей бабушке, чтоб ее не волновать. Но она пришла раньше с работы и увидела, как мы собираем вещи. Пришлось признаваться», — рассказывает Рома.

В новую жизнь каждый член семьи взял с собой по рюкзаку — так изначально договорились. Рома говорит — кроме вещей первой необходимости взял с собой блокнот с фотками и записями нескольких друзей, на память.

«Они даже не знали, что я уехал. Мама сказала пока никому не говорить, поэтому я написал им про то, что я уехал и не знаю, когда вернусь, когда уже был в Киеве», — говорит он.

Родители Евы думали про переезд давно, свою роль в принятии решения сыграли и протесты и репрессии 2020 года. Ева вспоминает о них так:

«Это изменило мое отношение к жизни. Мне было тяжело, меня тогда заперли дома, без интернета. А летом в каникулы хотелось бы погулять. А ты сидишь дома и думаешь, что родителей могут посадить. А я что? Я останусь с сестрой? Или мы можем уехать в любой момент? А что вообще будет завтра?».

Из Беларуси Ева с родителями уезжала на машине, поэтому у нее была возможность взять с собой больше вещей. На память о жизни в Минске она взяла с собой гитару и укулеле — несколько лет назад она начала заниматься музыкой и не смогла выбрать, какой из инструментов ей ближе.

«Переезд — это решение моих родителей, которое от меня вообще не зависело, меня поставили перед фактом.

…Мне говорили о том, что это когда нибудь произойдет, но у меня была надежда, что я там отучусь 11 классов, или до какой-то конечной точки моего детского возраста, и потом начну новую жизнь в другой стране», — рассказывает она в подкасте.

После отъезда из Беларуси Ева сразу оказалась в Белостоке. Рома вспоминает еще про жизнь в Украине — говорит, в Киеве было очень здорово. Нравилось жить в большом, быстром городе.

«Мы жили в доме у Елены Жаркевич, там было еще несколько детей примерно моего возраста. Мы быстро нашли общий язык, я поэтому там себе друзей даже и не искал», — говорит он. Накануне войны семья перебралась во Львов, 24 февраля пришлось спешно покидать и Украину.

«Мы тогда в хостеле жили, мама меня будит, и говорит, на эмоциях вся: просыпайся, этот пидарас на нас напал. Я сначала не поверил», — вспоминает Рома.

«Наши одноклассники нас не понимают». Адаптация

Сценарии к выпускам подкаста Рома с Евой пишут «на коленке», самый первый написали на уроке физкультуры в колледже. Среди вопросов для гостей подкаста один — про адаптацию в новой стране. Им самим адаптация далась по-разному.

«Пока еще учебы тогда еще не было, я днями пыталась прийти в себя. Страшно было — все же нужно начинать с нуля тут. Меня вытягивали только мои друзья в Беларуси, я постоянно была с ними на связи. Телефон откладываю — и у меня льются слёзы», — говорит Ева.

Рома рассказывает, что новых друзей нашел быстро, общается в основном с беларусами и украинцами. Поляков среди друзей у подростков нет.

«Наши одноклассники — они нас не понимают, они не знают, что сейчас происходит в Беларуси, в Украине, их это не очень волнует», — считает Рома.

«Главное отличие — отношение учителей к домашним заданиям, к ученикам». Образование

В своих выпусках подростки планируют говорить с гостями подкаста о планах на будущее и об образовании в других странах. Сами Рома с Евой получают медицинское образование в Белостоке, Рома точно решил, что хочет стать доктором, Ева — пока нет.

Подростки говорят, что к новому языку адаптировались быстро, и они понимают все, о чем идет речь на уроках. Кроме профильных предметов. «Сейчас как-то все вроде в порядке, хороший средний балл. Но химия и биология по-польски — это какой-то эльфийский язык», — говорит Рома.

«В Беларуси было тяжело, в сравнении с Польшей.

Но главное отличие — отношение учителей к домашним заданиям, к ученикам в принципе. У них нет такого, что ты должен что-то знать, учиться. Это тебе надо. Если ты чего-то не знаешь, это твои проблемы, тебе с этим жить», — делится в подкасте впечатлениями Ева.

«Лучше Бреста нету места», но будущего там нет

Подростки не видят свое будущее в Беларуси. Оба верят, что в стране произойдут однажды демократические перемены, но говорят, что времени ждать у них нет.

«Я верю, что власть в Беларуси сменится, произойдут перемены, но на это уйдет много-много лет. А здесь, в Польше, экономика более стабильная и страна демократичнее. Здесь сейчас больше возможностей — получить хорошее образование, получать потом достойную зарплату»,— говорит Рома.

Домой, в родные города, Рома с Евой хотят приезжать только в гости. Оба очень тепло отзываются о них.

«Брест я конечно очень люблю, он не особо тихий, не особо шумный. Там хорошо и летом, и зимой. Лучше Бреста нету места», — говорит Рома. По его словам, первым делом, когда получится приехать, он навестит своих друзей, по которым очень скучает.

Читайте также:

«У сына в классе — дети 14 национальностей». Писательница Наталка Харитонюк о белорусчине в изгнании, новых книгах и мостах, которые перекинутся в Беларусь

«Организационные вопросы решила за неделю». Белоруска проводит в Вильнюсе лагерь для детей

«Дочь мечтала стать учителем истории, а сегодня мечтает уехать из страны». Родители белорусских школьников рассказали, какие планы сейчас у их детей

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?