Виталий Масловский в кулешовском доме

Виталий Масловский в кулешовском доме

В гостях у Кулешова

Дом надежно прячется от любопытных глаз в зеленой гуще, сразу его даже и не заметишь. На стене висит памятная доска с изображением Аркадия Кулешова и его стихотворными строками.

Встретить здесь кого-то из родни Кулешова корреспонденты не надеялись. Знали, что есть племянник поэта Виталий Иванович Масловский, но он живет в Минске. Однако так совпало, что он как раз приехал в Хотимск отдохнуть вместе со своей женой Натальей Николаевной.

В доме такое впечатление, что перенеслись как минимум на 60 лет назад. Мебель советских времен, скромные обои, занавески на окнах, беленая печка. И очень много света.

На стене — большое количество семейных фотографий. В центре — совсем еще молодые отец и мать Аркадия Кулешова. Женщина-редкая красавица, есть в ней что-то аристократическое.

«Екатерина Фоминична Ратобыльская действительно из дворянского рода, — уточняет племянник. — Ее дед служил в армии и участвовал в турецкой войне. Вернувшись, он получил дворянское звание. Фамилия происходит от словосочетания «быть на рати». К сожалению, фото самого Фомы Кузьмича Залесец-Ратобыльского не сохранилось. Но бабушка очень на него похожа.

Екатерина Ратобыльская позирует вместе со своим первенцем — Аркадием. Это одно из первых фото будущего поэта. Он стоит одетый в длинную рубашку. У писателя Алеся Бадака есть книга, где он пишет о женщинах, дети которых стали знаменитыми. И этот портрет он разместил как раз на обложке своей книги.

Рядом — портрет Александра Николаевича Кулешова. Он тоже симпатяга, с горячим, открытым взглядом. Неудивительно, что молодая учительница, приехавшая после успешного окончания церковно-приходской школы работать в деревню Староселье, влюбилась в коллегу.

«Бабушка родом из Кричевского района, дедушка — из Мстиславского, а в Костюковичском у них образовалась семья и родился Аркадий, — рассказывает Виталий Иванович. — Его поэма «Далеко до океана» о деде. На это произведение его, кстати, Александр Твардовский вдохновил. Там все о его детстве, юности, о родителях.

Екатерина Ратобыльская была из большой семьи, где воспитывалось много детей. Ее мать рано умерла, отец больше не женился, всех детей поднял на ноги сам. Бабушка рассказывала, что, когда попросила благословение на брак, он сказал: «Бог тоже любил, вот и вы любите друг друга — таково мое благословение».

Военное лихолетье

Первое имущество в Хотимске у Кулешовых появилось еще до войны.

«Дед купил дом в 1935 году, — рассказывает Виталий Иванович. — В войну он сгорел, как и много других на улице Комсомольской. Чтобы было где-то жить, построили небольшой домик, как бабушка ее называла — будочку. Она была в глубине сада, мне мать показывала то место. И в Книге «Память» Хотимского района об этом написано. Будочкой называлась, потому что была маленькая по размерам, хотя и с печкой.

Аркадий Кулешов рассказал, что свою поэму «Новае рэчышча», за которую в 1948-м получил Сталинскую премию второй степени, он писал в той будочке.

Военный период в жизненной биографии родителей Кулешова самый сложный и противоречивый.

«Все, что было связано с дедом, обросло легендами, слухами, но Александр Кулешов остался достоин своего звания учителя, — говорит собеседник. — Он был биолог, работал во многих школах, занимался медицинским делом.

Бабушка рассказывала, что во время войны, когда немцы делали свою администрацию, они хотели сделать Деда старостой. Мол, человек известный, авторитетом пользуется, к тому же немецкий язык знает. Но бабушка быстро отправила его к сестрам под Кричев. Вспоминала, что потом деда с сыном Володей немцы отправили в Германию. Обратно они вернулись только после войны».

Семейный летописец

Так в семье звали Валентину, дочь Аркадия Кулешова. Красавица, умница, она окончила Московский государственный университет. На семейном фото, висящем на стене Хотимского дома, она уже с первенцем Володей. Рядом родители, ее братья Владимир и Александр, домработница Ирина.

«Оксана Федоровна — жена Аркадия Кулешова — прожила долгую жизнь, ее не стало в 2005-м, когда ей было 96 лет, — рассказывает Василий Иванович. — Ушли из жизни Александр и Валентина, из семьи Аркадия Кулешова остался только Володя, родившийся в 1938 году. Он моложе Валентины на два года. К сожалению, в последнее время наши связи с ним оборвались. Когда была жива Валентина, она всех нас как-то объединяла».

Валентина была основным летописцем семьи, успела многое у отца спросить. Уже после его смерти составила альбом, посвященный его жизни и творчеству. Она же автор книги «лесному Эху правду расскажу», которая вышла в серии «Жизнь знаменитых людей Беларуси».

«Там и об Александре Николаевиче Кулешове интересно написано, — уточняет Виталий Масловский. — Некоторые статьи о семье она печатала в журнале «Родное слово».

Многое рассказала бабушка — о своей молодости, о колхозах. Она была очень мудрая женщина. Благодаря ей, считай, семья и сохранилась, несмотря на все перипетии».

Премию вложил в дом

Дом в Хотимске был построен после войны, за деньги Госпремии, которую Аркадий Кулешов получил в 1946 году за поэму «Сцяг брыгады». Виталий Иванович вспоминает, как они жили здесь, когда шла стройка. Было не очень удобно, но какие все были счастливы! Жили предчувствием светлого будущего.

Дом получился просторный, уютный, светлый — аж на 9 окон. Громоздкой мебели здесь никогда не было, все достаточно скромно. И от этого здесь даже легче дышать. Потомки традиции не меняли. В доме практически все так и осталось, как при жизни поэта. Даже аура та же.

«Закончили строительство и подписали документы на дом в 1947 году, — вспоминает собеседник. — Аркадий приезжал сюда часто, когда ехал на свою малую родину в Самотевичи. Потом возвращался к родителям в Хотимск.

Машина у него была «Победа» и личный водитель — фронтовик Илья Николаевич Артемик, в свое время, кажется, возил Янку Купалу.

Когда ездили мыть машину, нас, детей, набивалось в салон сколько могло залезть. Расстояние 300 метров, но проехать на такой машине было круто. Вообще, когда дядя Аркадий приезжал, был праздник для всех.

В детстве у него было увлечение ловить раков. Он был мастер их приготовить. Когда мы подросли, готовились к его приезду заранее, ловили раков, а когда внезапно приезжал, ходили на рынок и покупали сразу ведро. Варили по-своему, много крапивы бросали, чтобы запах отбить. И умели посолить. Потом все садились вокруг стола и выворачивали раков прямо на стол. Самое вкусное у Раков — так называемая шейка. Аркадий Александрович сидел и с удовольствием высасывал ее.

Лично мне запомнилось, как он приезжал в начале лета и спешил в лес слушать кукушку. Ее можно было бы услышать и здесь, но он ехал в Варваровский лес. Он недалеко, по дороге на Россию в сторону Суража. Позже, когда я подрос и все стало на филологические рельсы, я понял, почему он так делал. «Згадай усё, што сэрцу міла, / Што сэрцу дорага было, / Забудзь, што ўсё адгаманіла, / Адкукавала, адышло. …» «Это было то, что он пережил».

Домик с окнами в сад

Виталий Масловский вырос в этом доме, но даже и не предполагал, что будет его владельцем.

«Когда деда не стало, дом был записан на бабушку, — рассказывает Виталий Иванович, как стал наследником. — Аркадий Александрович имел свои планы на этот дом, но скоро тоже ушел из жизни. Дед умер в 1977 году 1 ноября, а через несколько месяцев не стало и Аркадия.

И тогда бабушка решила передать наследство своей дочери Надежде-моей матери. Но так сложились обстоятельства, что записывать на ее дом она не стала, а подарила мне. Я здесь родился и каждое лето сюда приезжал. У меня в послевоенном Хотимске было много друзей. В 50-м пошел в школу, помню, как мы здесь жили после войны, как все строилось.

Когда дом мне достался, мы все делали для того, чтобы и она, и сад были ухожены. Хотели сделать здесь что-то мемориальное. К 100-летию Кулешова писал письмо в райисполком, чтобы какой-то мемориальный знак поставили. Но что-то не получилось.

Дедушка и бабушка похоронены на местном кладбище. Пока были силы, ухаживал. У нас там вообще много родни похоронено. Но в последнее время стало трудно везде успеть. Жена совсем больная стала, два года вообще не ходила. Да и я уже не мальчик, 80 лет как-никак.

Все пошло на спад года с три назад. Здесь еще тетя жила, сестра Аркадия Кулешова — Антонина Александровна, сейчас ей 93 года. Работала здесь в школе-интернате. Окончила Могилевское педучилище, Аркадий ей помогал учиться. Сегодня она в Забелышине в доме престарелых. В 92 года еще сама хлопотала, а теперь осталась там.

Когда была жива мать Аркадия Кулешова, к ней студенты приезжали, помогали как шефы. Но связь уже давно прервалась».

Напоследок Виталий Масловский приглашает в тенистый сад, посаженный руками его деда. Яблони и сейчас щедро кормят своих хозяев. А еще здесь находится дедов колодец.

Долгое время семья брала воду из журавля, но далековато было ходить. И дед предложил поискать воду в саду. Собеседник говорит, что никакая другая вода не идет в сравнение с той, которая в дедовском колодце. Прозрачная, как слеза, и очень вкусная.

Читайте также:

В Слуцке поставили памятный знак с ошибкой в имени писателя, но чиновники ее не признают

«Любой текст не в стихотворной форме для меня мучение». Поэтесса Наста Кудасова рассказала, как начала писать, как пишет и довольна ли своими произведениями

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?