Фото: Catholic.by

Фото: Catholic.by

Появление сестер-назаретанок связано с фигурой родившегося под Новогрудком епископа Лозинского. В революционный 1917 год он был поставлен епископом в восстановленную Минскую епархию, которая была упразднена в 1869 году, вскоре после подавления восстания Калиновского.

Лозинскийн оставался в Минске до последнего, в 1920 году его арестуют большевики и впоследствии вышлют в Польшу, где он возглавит Пинскую епархию, в состав которой входил и Новогрудский деканат.

Епископ Зигмунт Лозинский, сторонник белорусизации костела, пригласивший в Новогрудок сестер-назаретанок, и Мария Стелла (Аделя Мардосевич), стоявшая у них во главе. Мария Стелла была одной из двух погибших монахинь, происходивших из Беларуси. Фото: Wikimedia Commons

Епископ Зигмунт Лозинский, сторонник белорусизации костела, пригласивший в Новогрудок сестер-назаретанок, и Мария Стелла (Аделя Мардосевич), стоявшая у них во главе. Мария Стелла была одной из двух погибших монахинь, происходивших из Беларуси. Фото: Wikimedia Commons

Именно по приглашению Пинского епископа первые сестры-назаретанки прибыли 14 сентября 1929 года в Новогрудок. Конгрегацию сестер св. Семьи из Назарета, как официально называются назаретанки, основала в 1875 году польская монахиня Франциска Седлисская. Назаретанки вели активную благотворительную деятельность, работали в приютах для сирот, больницах, школах и детских садах, занимались катехизацией. 

Правда, в белорусском городе их приняли холодно, но епископ Лозинский повелел им «Новогрудок не оставлять, держаться на своем посту! Это Божья Воля и моя». Свой наказ в Новогрудок написала и Генеральная настоятельница Ордена, в котором призвала «смело пройти через все испытания, так как великие дела там произойдут», что сейчас воспринимается пророчеством. 

Сестры получили под свою опеку восстановленный и заново освященный Фарный костел, который стоял закрытым со времен последнего восстания. Уже в сентябре 1930 года они открыли начальную школу, а через несколько месяцев и среднюю. Через три года занятия начались уже в новом деревянном здании, которое сохранилось до нашего времени по улице 1 Мая, по другую сторону от костела.

Новогрудские сестры-назаретанки.

Новогрудские сестры-назаретанки.

После присоединения Западной Беларуси к БССР началась борьба с религией. Большевики запретили назаретанкам носить монашескую одежду, так называемые хабиты, и совместно жить в монастыре. Фарный костел был у них отобран и превращен в магазин хозяйственных товаров. Сестрам в этот момент относительно повезло, ведь многие духовные лица были арестованы и закончили жизнь мученической смертью, а они даже имели возможность встречаться, но только во время Святой Мессы и богослужений.

Деревянный монастырь назаретанок сохранился до нашего времени на другой стороне улицы от Фары. И хотя его история связана как с жертвой сестер, так и с событиями Холокоста, он пока под охрану не взят. Фото: Google

Деревянный монастырь назаретанок сохранился до нашего времени на другой стороне улицы от Фары. И хотя его история связана как с жертвой сестер, так и с событиями Холокоста, он пока под охрану не взят. Фото: Google

В 1941 году Новогрудок был оккупирован недавним советским союзником — нацистской Германией. Немецкие власти в расчете на народные симпатии после большевистского гнета позволили возродить духовную жизнь на оккупированных территориях, беспрепятственно совершать богослужения и восстанавливать отобранные коммунистами святыни. Новогрудские назаретанки снова облачились в хабиты и вернулись к совместной жизни в своем монастыре. 

Но нацисты сразу начали репрессии против еврейского населения города. Уже 26 июля 1941 года на городской площади показательно расстреляли 52 человека. В конце года нетрудоспособным приказали собраться в женском монастыре на ул. 3 Мая. Тех, кто пришел к монастырю, вывозили к деревне Скрыдлево, где по официальным подсчетам было расстреляно от 4 000 до 5 100 евреев.

1500 отобранных евреев поселились в гетто. С марта сюда же начали свозить евреев из окрестных местечек, в результате здесь оказалось уже 5000 человек.

Еврейский партизанский отряд братьев Бельских, действовавший в Налибокской пуще, возник благодаря тем, кто сумел бежать из Новогрудского гетто. Но тысячам евреев, оставшихся в городе, никто уже помочь не смог. Фото: Новогрудский историко-краеведческий музей

Еврейский партизанский отряд братьев Бельских, действовавший в Налибокской пуще, возник благодаря тем, кто сумел бежать из Новогрудского гетто. Но тысячам евреев, оставшихся в городе, никто уже помочь не смог. Фото: Новогрудский историко-краеведческий музей

Уже в апреле 1942 года начались побеги из гетто. В соседней Налибокской пуще летом был создан знаменитый еврейский партизанский отряд братьев Бельских, который за счет тех, кто бежал из Новогрудского гетто, вырос до 250 человек. Осенью 1942 года отряд Бельских начал боевую деятельность и завоевал авторитет среди партизан, с этим отрядом связаны надежды на спасение большинства узников гетто. Но большинство евреев расстреляют в то же время, остаток — в начале 1943 года, когда ликвидируют гетто.

Сильным было в этом регионе и польское партизанское движение. 19 июня 1943 года подпольная Армия Крайова, чьи могилы сейчас уничтожает режим Лукашенко, провела свою самую масштабную операцию, в результате которой захватила местечко Ивенец, располагавшийся по другую сторону Налибокской пущи от Новогрудка, и разбила тамошний немецкий гарнизон. От 100 до 200 сотрудников Белорусской вспомогательной полиции добровольно перешли на сторону польского отряда. Партизаны после операции отошли в пущу, где блокировали проходившую через нее главную дорогу — тракт Минск — Новогрудок.

Партизаны, схваченные немцами, во время операции «Герман». Фото: Wikimedia Commons

Партизаны, схваченные немцами, во время операции «Герман». Фото: Wikimedia Commons

Сведения об Ивенецком восстании широко пронеслись по Новогрудчине и серьезно обеспокоили немецкое командование. Оккупанты решили любой ценой ликвидировать партизанские базы в Налибокской пуще.

С этой целью были задействованы серьезные силы в размере до 60 тысяч солдат и полицаев, с поддержкой авиации, артиллерии и бронированной техники. Карательной операцией под названием «Герман», лично руководил начальник СС и полиции в Беларуси, бригаденфюрар Курт фон Готтберг. 

В ходе операции немецкие войска сожгли более 60 белорусских деревень и уничтожили 4280 человек из числа гражданского населения. Целью репрессий стали, в частности, мужчины и мальчики, которых считали помощниками партизан или членами их семей. Их расстреливали, вешали, сжигали заживо или отправляли на оборонительные работы на восточном фронте, где в большинстве случаев они исчезли без следа. На принудительные работы в третий Рейх вывезли от 20 до 25 тысяч человек, в т. ч. более 4 тысяч детей.

Не обошла нацистская месть и Новогрудок. Волна арестов накрыла город в ночь с 17 на 18 июля 1943 года. По подозрению в связи с Армией Крайовой гестаповцы захватили тогда около 120 человек, родителей и членов католических семей, чтобы расстрелять их. Угроза смерти нависла и над единственным в окрестностях ксендзом Александром Зенкевичем, имя которого было в гестаповских списках.

Фарный костел в Новогрудке, под опекой которого находились сестры-назаретанки и где они наконец нашли последний покой.

Фарный костел в Новогрудке, под опекой которого находились сестры-назаретанки и где они наконец нашли последний покой.

Мария Стелла (светское имя Аделя Мардосевич), стоявшая во главе местных назаретанок, предложила немецким оккупационным властям заменить собой арестованных мирных жителей и ксендза. Комиссар Новогрудка, немец Трауб, получил согласие своего начальства в Минске отправить на принудительные работы в Германию осужденных на смерть мирных жителей, так как аресты проводились гестапо в его отсутствие. Вывоз на работы состоялся 24 июля, некоторых арестованных отпустили.

31 июля 1943 года Мария Стелла получила от гестапо устный приказ прийти вечером в 19:30 в комиссариат вместе с сестрами. 11 сестер пришли и, после двух часов пребывания в комиссариате, их под конвоем вывели и посадили в грузовик, а потом вывезли за город. Правда, вдруг вернули обратно. Последнюю ночь сестры провели в подвале здания комиссариата.

В воскресенье 1 августа 1943 года на рассвете сестер вывезли и расстреляли в небольшом березово-сосновом Баторовском лесу в пяти километрах от Новогрудка. Но все вывезенные на принудительные работы жители города, благодаря их жертве, пережили войну.

Крест на месте расстрела сестер-назаретанок. Фото: Catholic.by

Крест на месте расстрела сестер-назаретанок. Фото: Catholic.by

Пережила эту ночь и одна из назаретанок, сестра Малгожата Банась, которая работала тогда в больнице. Перед тем, как сестры пошли в гестапо, настоятельница приказала ей идти в монастырь и позаботиться о костеле и ксендзе. После освобождения Беларуси она вместе с сестрами из Вильнюса добилась эксгумации тел убитых. По свидетельствам другой монахини, участвовавшей в эксгумации, кто-то из новогрудских сестер, судя по положению тела, мог быть закопан заживо. Тела перезахоронили 19 марта 1945 года рядом с Фарным костелом, обряды проводил тот самый спасенный ксендз Зенкевич.

После выезда священника в Польшу сестра Малгожата осталась в Новогрудке одна и вплоть до своей смерти в 1966 году ухаживала за костелом и могилой. Чтобы не допустить закрытия святыни, она организовала по воскресеньям и праздники богослужения без священника. 

Сведения о святости и мученичестве сестер хранились в общине и распространялись среди учеников новогрудской школы. Их усилиями событие было увековечено памятными досками в Генеральном доме в Риме и в костеле сестер в Варшаве.

Саркофаг сестер-назаретанок в часовне Фарного костела. Фото: Wikimedia Commons

Саркофаг сестер-назаретанок в часовне Фарного костела. Фото: Wikimedia Commons

В 1991 году в Варшаве начался беатификационный процесс сестер. Летом того же года произошло перенесение останков в саркофаг в боковой часовне у алтаря Матери Божьей Новогрудской в Фарном костеле. 5 марта 2000 года Римский Папа Иоанн Павел II причислил Аделю Мардосевич и ее соратниц к лику блаженных. В 2002 году началась беатификация и сестры Малгожаты Банась, чьи останки в июне следующего года были перенесены с местного кладбища к саркофагу сестер.

В этом году, когда исполняется 80 лет с момента уничтожения 11 сестер-назаретанок, как сообщает сайт Catholic.by, памятные торжества состоятся вечером 31 июля в ставшем местом погибели Баторовском лесу и продолжатся в Фарном костеле до мессы в 4:30 следующего дня — примерного времени расстрела сестер.

Фото: Catholic.by

Фото: Catholic.by

Официальный белорусский режим, подняв кампанию по расследованию «геноцида белорусского народа», которая призвана не столько найти и наказать виновных, почтить память о жертвах, сколько очернить политических противников и разжечь вражду к государствам Евросоюза, конечно, обойдет вниманием это неудобное событие.

Оно не вписывается в сегодняшнюю риторику враждебности ко всему, что выходит за пределы просоветско-русофильской идеологии. Жертвами и героями могут быть только сторонники советского режима, а все несогласные с ним — это пособники нацистов, даже если отдали жизни в противодействии им. Именно по такой логике уничтожается память о бойцах Армии Крайовой, уничтожается память о белорусских деятелях, остававшихся в оккупации.

И дело увековечения духовного подвига сестер-назаретанок останется делом исключительно Католической Церкви, которая сейчас и сама страдает от преследования.

Читаете также:

В Новогрудке поставили колонну со скульптурой святого покровителя города

Папа Франциск назвал эту белорусскую женщину святой. Рассказываем, кто это

Нунций Анте Йозич провел инаугурацию Апостольской администратуры для греко-католиков в Беларуси

Марзалюк показал «свидетельство преступлений под бело-красно-белым флагом». Но это ложь — вот что на фото

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?